Медиагруппа «Антенна»  

Провинциальный детектив

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 32, 13.08.2008

Казалось бы, обычное дело: две семьи делят наследство. Суд скажет свое слово и попытается примирить враждующие стороны. Да и отходчива христианская душа — в первый же храмовый праздник, собравшись за столом, вчерашние недруги снова станут друзьями. И все же в черкасском детективе судьба-злодейка так завяжет узел, что и Агата Кристи позавидует.

Да самой «коза ностра» утерло нос крошечное сельцо в украинской глубинке. Чего только не всплыло на поверхность мутных вод Днепра — и героин, и черный бизнес ворованными иномарками, и криминал со смертоубийством, одним словом, черкасский детектив.

История первая: красивая любовь

Село Боровица уютно поместилось на берегу Днепра рядом с Чигирином. Городских дачников не сильно привлекала местность с чистым воздухом и сосновыми лесами — далековато добираться из Черкасс.

Аккуратные кирпичные домики шли за полштуки «баксов», а то и вовсе даром отдавали — по 100 — 200 долларов США. Случалось, избушки по нескольку лет пустовали в ожидании новых хозяев.

В прошлом году к селу подвели газ. Сельский голова Лидия Юрьевна Лысенко рассказывает, что цены на недвижимость разом подскочили — 16 тысяч долларов США отдавали, не торгуясь, за дом, который раньше с трудом сбывали за 600 долларов.

— Больная старушка еще лежит на смертном одре, а купцы уже в очередь становятся, — качает головой Лидия Юрьевна. — Что ни говорите, а в селе дома дешевле, чем в Черкассах. Вот и хлынули к нам горожане.

— На святом месте стоит Боровица, — уверена сельский голова. — Когда-то тут сосновый бор шумел. Отсюда и название села. И воздух чистый, не надышишься, и вода вкусная, и земля хорошая.

Лидия Юрьевна — женщина молодая, однако в селе к ней с почтением относятся даже старушки весьма преклонных лет. В Боровице сельского голову любят и уважают, хотя в наше время чаще случается наоборот — люди дружно выбирают власть, а потом так же дружно ругают ее. Лидия Юрьевна согласилась, чтобы ее фамилию назвали в газете. Остальные имена по этическим соображениям изменены.

Руководительница боровицкой общины живет рядом с подворьем, право на которое нынче оспаривают в суде две семьи. Хорошо знала она и покойного Петра. С легкой руки сельских кумушек гуляет по Боровице легенда о его необыкновенной любви к местной девушке.

Крестьянский парень окончил мореходку, плавал по морям-океанам, пока не приворожила его красавица Оксана. И лихой моряк бросил якорь в родном селе, женился на любимой. Рыбачил в местном совхозе, потом и вовсе на суше обосновался — стал заведовать складом. Жил с женой на отцовском подворье.

22 года пролетели, как один день. Но однажды Оксана собрала свои вещички и вернулась к матери. Поди разберись, что за черная кошка пробежала между ними. Соседи судачат, мол, любовь погубила политика. Оксана возглавила областную организацию одной из политических партий. Крестьянка с головой нырнула в водоворот политических баталий. И завертелось колесо — митинги в области, конференции в столице, избирательная кампания. Сельскую женщину принимали как лидера, ее выступления встречали овациями.

Отшумели выборы, партия лопнула, словно мыльный пузырь. Оксана начала приходить в себя после этой сумасшедшей гонки за властью. Однако ее тихий муженек уже жил с Екатериной — эффектной бизнес-леди из Черкасс. Та сама позвонила в конце декабря. Петр пожаловался, что его бросила жена. Незнакомка пригласила вместе встретить Новый год. Петр приехал в Черкассы 2 января 2005 года и больше с Екатериной не расставался. Его самолюбие тешило, что простого сельского дядьку избрала городская дама. Он гордо шествовал под руку с ней по селу и видел, как на них посматривали сельчане.

История вторая: разлучница

Люди жаждали, чтобы не умирала легенда о красивой любви, озарившей своим светом серые будни их жизни. Увы, Петр был далеко не мальчик, уже седина посеребрила виски. Сам волен был распоряжаться собственной судьбой. Да и его родственники ни в чем Екатерину не обвиняют. Однако село вынесло ей суровый приговор — разлучницей окрестили крестьяне вдову. Мол, не влезла бы в судьбу Петра, сошелся бы тот снова с Оксаной.

Екатерина имела твердую руку и цепкую хватку, приобретенную за долгие годы бизнеса. Торговлей начала заниматься еще в 1995 году, крепко встала на ноги, завела торговые точки чуть ли не в половине областей Украины. Приезжала торговать на рынок и в Чигирин. Тогда пара ночевала в родительском доме Петра, чтобы с рассветом снова пуститься в путь.

Решительная женщина помогла Петру оформить развод с Оксаной, наняла адвоката. Оксана не сопротивлялась, молча выслушала решение суда, перевезла из хаты мебель, которую тот присудил ей как бывшей жене.

При каждой ночевке в родном селе Петр шел проведывать соседей. Жаловался, что ему тяжело постоянно подниматься в два часа ночи, чтобы к рассвету успеть на рынок в Киев, Тальное, Умань. Он мотался по дорогам, крутил баранку автомобиля, груженного товаром, а хотел бы жить в селе, копаться в огороде, слышать гогот гусей, кудахтанье кур на насесте. Эти звуки были ему милы с детства, крестьянский мужик уставал от город-ской суеты. Петр непременно расспрашивал соседей об Оксане и жадно ловил каждое слово о своей бывшей жене. Всем говорил, что поздравил ее с днем рождения, долго общался с ней по телефону.

— Прожитые вместе двадцать два года так просто из жизни не вычеркнешь, — сокрушенно вздыхал Петр.

Оксана тоже, встречая своих бывших соседей, обязательно расспрашивала, как идут дела у Петруши, здоров ли, не выглядит ли печальным или озабоченным Она вспоминала прошлую жизнь, покладистость мужа и хвасталась: «Петя пальцем меня не тронул, пылинки сдувал когда вместе жили».

Эти двое тянулись друг к дружке, но ни один не решался сделать первый шаг навстречу. Крестьяне убеждены, что Петр не расписался с Екатериной, ибо в душе лелеял надежду вернуться к Оксане, которую продолжал любить.

Когда многочисленная родня сошлась в родительском доме праздновать юбилей — 50-летие Петра, никто и не подозревал, что беда уже стучится в дверь. Через год Петр заболел, жаловался на боли в спине. В больницу не спешил. И когда лег под скальпель хирурга, у него обнаружили рак четвертой степени. Врачи утверждали, что болезнь грызла тело не меньше года, слишком поздно обратились к ним за помощью. Умер Петр 16 апреля 2008 года. Люди были потрясены — ведь ему едва исполнилось 52 года.

Поминки отмечали всем селом в местном баре. А уже на «сороковины» родня разошлась в разные стороны. Екатерина позвала соседей пообедать под навес, сестра с племянниками заказали обед в баре.

А 5 мая во дворе покойного разгорелся скандал, о котором в селе судачат по сей день.

История третья: заложница

Среди пострадавших в этой неприглядной истории есть и 83-летняя старушка — мать Екатерины. Дарья Викторовна пережила голодомор, войну, вырастила двоих дочерей, вы-смотрела внуков. У нее есть свой дом, сарай, огород в одном из сел Драбовского района. И вот на склоне лет она вынуждена принимать участие в семейных баталиях, отвоевывая наследство для младшей дочери.

Заметим, что с точки зрения закона положение Екатерины довольно шаткое. Петр сожительствовал с новой женой три года, но не захотел юридически оформить брак и не оставил завещания. Человек она отнюдь не бедный — в Черкассах у нее прекрасная квартира. Но, как известно, денег никогда не бывает много и они не пахнут.

После похорон в сельсовет пришли родственники Петра с заявлением, в котором просили опечатать строения на подворье покойного. Сельский голова здраво рассудила, что по закону наследство полагается получить через шесть месяцев, и в присутствии свидетелей наложила печати на замки. Дом был нежилой, даже гроб не вносили в горницу.

Но 5 мая в сельсовет прибежал племянник Петра и сообщил, что все пломбы сорваны, со двора увозят какие-то вещи. На этот раз сельский голова пригласила с собой участкового, соседей, все вошли в калитку. Во дворе они столкнулись с Екатериной. Та объяснила, мол, они с матерью приехали на несколько дней — хотят прополоть огород и уедут восвояси. А ночевать будут под навесом. Лидию Юрьевну это сразу озадачило — как же такая старушка будет спать на открытом воздухе? Майские ночи прохладные. Все оказалось до банальности просто — Екатерина самовольно сорвала замки вместе с пломбами и по-хозяйски обосновалась в доме покойного Петра.

Нынче Дарья Викторовна ютится в крохотной комнатушке летней кухни, куда с трудом втиснули две узкие кровати. Рядом добротная крестьянская печь, заваленная разным хламом. Наверное, жаркими летними ночами, снится старушке родное село, собственный дом — уютные комнаты, широкая кровать с горой подушек в вышитых наволочках, прохлада сельской горницы.

В осиротевшем доме в Боровице пять больших комнат. Однако ни в одной из них невозможно жить среди ободранных стен и в беспорядке, кое-как расставленной мебели. Видно, что хозяева не спешат с ремонтом, ожидают вердикта Фемиды.

История четвертая: рыбаки и рыбки

«Утром женщины решили искать защиты в милиции. На счастье существуют еще среди представителей закона квалифицированные сотрудники и просто хорошие люди. В этом деле очень быстро разобрался начальник Чигиринского райотдела милиции. Он признал, что действия родственников покойного и сельского головы противозаконны и пообещал оскорбленным пенсионеркам защиту со стороны милиции. А также объяснил им, что они могут спокойно жить в этом помещении, пока суд не примет решение о праве собственности на дом».

Это строки из любопытного письма в редакцию. Оно требовало спасти несчастную старушку и, как говорили раньше, позвало журналиста в дорогу. Увы, на деле оказалось, что его нагло впутывали в весьма грязное дело — то ли судебную тяжбу за сомнительное наследство, то ли очередную аферу с жильем.

Автор письма — некий Игорь 1974 года рождения. Парень колоритный и с богатой биографией. Он не скрывает, что «мотал срок» на зоне — по приговору суда должен был отсидеть восемь лет за нанесение тяжких телесных повреждений.

Возвратясь в Черкассы, с помощью «очень хороших людей» прописался в элитном общежитии, куда просто хорошему человеку с улицы вовек не попасть. Нынче благодаря все тем же «очень хорошим людям» получил новый паспорт и превратился в гражданина Молдовы. Не правда ли, удивительные метаморфозы случаются с хорошим Игорем?

Сам он охотно рассказывает о былых подвигах благодарным слушателям. Мол, торгует иномарками. Один из хитрюг-водителей решил всучить ему бракованное авто. Нехорошего дядю Игорь основательно проучил — взял кирпич и долбил прохвоста до тех пор, пока не превратил его в инвалида.

Из достоверных источников стало известно, что Игорь — мелкая сошка в «бригаде» крупного авторитета. Его в Боровице мало кто знает. А вот имя авторитета, под которым оказалась Боровица и еще многие села на берегу нашего могучего Днепра, повторяют хором все крестьяне. Этот «хороший человек» не менее известен и в Черкассах — «крышует» рыбные промыслы и носит в кармане дорогого костюма мандат депутата горсовета.

А по селам его «хорошие парни» вылавливают разную рыбку, все больше крупное «бабло». В Боровице говорят, что они весьма выгодно торгуют недвижимостью, оставшейся от одиноких стариков. Впрочем, в самих Черкассах мошенничество с жильем — не менее прибыльное дело и имеет ту же «крышу», что и воровское ремесло по угону автомобилей. Ведь в нашем государстве воровство не считается преступлением, ибо «воруют — все!».

Однако, наш пострел везде поспел. В этом пришлось убедиться автору этих строк, когда мы возвращались из Боровицы. Игорь вел себя в редакционной машине, как в собственном офисе. Он деловито раздавал указания по мобильнику: «У меня осталось три кило, завтра подброшу больше. Полкилограмма подвезу на улицу Чехова, еще полтора килограмма… и килограмм…» Ошарашенная, я слушала — и узнавала координаты известных в Черкассах наркоточек. А вы думали, какими конфетками торгует с таким размахом «хороший человек» и гражданин Молдовы? Знающие люди поведали, что килограммами там сбывают амфетамин и героин.

Игорь не скрывал, что не знает ни одну газету в Черкассах. Однако пребывал в твердой уверенности, что стоит лишь «просигнализировать» — и журналистка обольет помоями все село Боровицу. Зачем это нужно? Так ведь иначе прыткому семейству не выиграть судебный процесс.

Признаюсь откровенно: за 34 года работы в журналистике я впервые столкнулась с такой наглой попыткой бандитов втянуть журналиста в аферу. Ведь по их понятиям, я не «шестерила» по «бригадам». Кто-то из «очень хороших людей» явно пообещал своей шавке не только высокое покровительство, но и профессиональное перо. А чего церемониться, если страну превратили на сплошную зону. Во время очередных выборов милицейский министр Юрий Луценко громогласно с экранов телевизоров заявил — во власть идут бандиты и ворье. Выборы прошли, парни с блатными кликухами получили мандаты и уже ничего не боятся, воруют по-крупному — не тыщи, а миллионы.

Вот только старушку жалко. Сколько еще ей придется ночевать в том курятнике, задыхаясь от пыли и жары?









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 32, 13.08.2008
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 140 хитов: 1008
вчера: 784/18067
время генерации: 0.075016021728516; SQL запросов: 11