Медиагруппа «Антенна»  

Христиновский синдром Почему жителей заставляют целовать милицейские сапоги?!

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 16, 26.04.2000

(Продолжение. Начало в №№13-15).

Владимиру Эммануиловичу Косаренко исполнилось 37 лет от роду. Он умер страшной смертью в стенах Христиновского райотдела милиции. Беспристрастный судмедэксперт отметил, что у Косаренко были буквально раскрошены все ребра. И еще в крови нашли 8,8 промиле алкоголя - смертельную дозу для организма.

А вот что утверждают свидетели тех страшных событий.

Галина Парполит (по вероисповеданию – баптистка):

«17 октября 1998 года мне сообщили, что мой сын находится в райотделе милиции. Я пошла в милицию и увидела в окно, как милиционер избивал Володю Косаренко. Он бил его ногами, бил зверски. А потом начал избивать дубинкой. Володя сильно мучился, кричал. Я не могла больше смотреть на этот ужас. Мне стало плохо. Закружилась голова, и я медленно пошла домой».

Есть все основания полагать, что вера спасла жизнь Галине Парполит. Баптисты отличаются особой сплоченностью. Если член их общины попал в беду, пресвитер будет помогать даже в суде.

Иная участь ожидала других свидетелей по этому делу. Вот какие показания дает Василий Иванович Вовкотруб из села Синицы:

«Я видел, как в кабинете №2 Володю Косаренко зверски, несколько раз в грудь ударил сержант милиции. Там находился Толя, который сидел со мной в камере. Вошел водитель милиции и начал кричать: «Зачем ты его бьешь, вызывай «скорую», если не хочешь, чтобы он здесь кончился». Тогда нам с Толей велели поднять Косаренко и отнести в КПЗ. Но начал кричать дежурный, что «на его смене не нужен труп». Мы положили Косаренко в коридоре. Он сильно стонал и жаловался, что болит грудь, попросил воды. Я спросил: «Кто тебя избил?» А он ответил: «Менты». Меня постоянно избивают до полусмерти участковые (назвал фамилии двух милиционеров)».

Бедолага, которого избивали в милиции, любил выпить, и за мелкие нарушения частенько попадал на 15 суток. Поскольку обычным методом воспитания у христиновских «сухомлинских» считалась дубинка, то она часто хаживала по спине Василия Ивановича. О чем он также не преминул сообщить прокурору. В конце своего заявления Василий Иванович Вовкотруб выразил свою просьбу: «Прошу принять меры и прекратить произвол в Христиновской милиции».

После этого Василий Иванович из Христиновки бесследно исчез. Его нашли в Смеле в... психиатрической больнице. Василий Иванович все еще проходит лечение от алкоголизма.

Можно было бы только приветствовать заботу о гражданах стражами правопорядка Христиновского райотдела милиции, если бы не одна существенная деталь. В психиатрическую больницу Василия Ивановича отправили во время суда по делу об убийстве Владимира Косаренко. Это убийство «навесили» другому человеку. А Василий Иванович должен был предстать перед судом свидетелем. Сами понимаете – его свидетельство шло вразрез с показаниями милиционеров.

Передо мной заявление Анатолия Анатольевича Филатова: «17 октября 1998 года я сидел на сутках. Участковый забрал из камеры и завел в кабинет №2. Я увидел, что на полу лежал человек, из его уха текла кровь. Со мной в кабинете был еще Вовкотруб. При нас участковый три раза ударил Косаренко, после чего участковый сказал, чтобы мы забрали его в камеру. Мы вынесли тело из кабинета, но нас остановил дежурный водитель. Он спросил: «Куда вы его несете, ему нужна медицинская помощь. Приехала «скорая». и Косаренко забрали. На второй день в кабинете №2 меня заставили помыть полы. Пол был весь в крови. На шкафу тоже были следы крови. Когда я сидел в камере, то слышал, как капитан милиции кричал на участкового: «Доигрался!» Когда я написал прокурору, он на меня начал кричать, угрожал, что посадит. Еще прокурор говорил: «Кому на суде поверят - тебе или мне, прокурору?» Меня посадили на 6 месяцев».

Анатолия Филатова посадили в очередной раз. Правда, уже не на 15 суток, а на все полгода. Его арестовали в тот день, когда начался суд по делу об убийстве Владимира Косаренко. Филатов тоже должен был давать показания как свидетель.

Передо мной стоит худощавый мужчина в детском стареньком пальтишке, в облезлой заячьей шапке. Непостижимо: как Анатолий Анатольевич перезимовал в полуразрушенной хижине?! Полстены рухнуло, дырами зияют отверстия окон и дверей. На земляном полу стоит ржавая кровать, прикрытая грудой грязного тряпья. Это вся меблировка на фоне облупившихся стен.

Филатов рассказывает, что участковый отобрал у него паспорт, военный билет, трудовую книжку и «забыл» вернуть. Кто ж поверит «бомжу»-свидетелю? Но он нашел в себе силы дать правдивые показания в суде. Этот странный мужчина в стареньком детском пальтишке молча взял мой блокнот и каллиграфическим почерком написал о том странном октябрьском дне, когда был убит Владимир Косаренко. Заявление написал и Василий Вовкотруб.

Так кто же те, кто до этого времени применяет изощренные садистские пытки, кто покрывает этих людей?

«Следователь прокуратуры допрашивал меня в присутствии майора милиции. Потом в маленькую комнату ввалилось 8 милиционеров. Они так шумели, что я не слышала собственного голоса, - вспоминает Галина Парполит. - На суде я узнала, что следователь написал: когда милиционеры избивали Володю Косаренко, я якобы стояла в метре от окна. А я стояла, ухватившись за стену, поднявшись на пальцах».

Сохранился сопроводительный лист станции скорой медицинской помощи в Христиновке. В нем врач Владимир Лисовенко отметил, что 17 октября 1998 года по вызову, принятому в 20 часов 15 минут, из РОВД был доставлен больной в 20 часов 45 мин. Со слов сотрудников РОВД больной был найден ими около часа назад лежащим на земле в центре города. Больной умер в 21 час 30 минут. И - подпись врача. На запрос судьи пришел ответ, что медицинские архивы вместе с этим листом сожжены.

Так что же случилось тем поздним октябрьским вечером в Христиновке?

Бизнесмен Виталий Павлович Онищак зашел в дом, где выпивали родственники, вывел из-за стола Владимира Косаренко и усадил в свой автомобиль. Потребовал вернуть кур, которых тот украл у его престарелой матери или уплатить за них.

Владимир Косаренко заявил, что куры уже съедены. Тогда бизнесмен повез Косаренко в райотдел милиции. По дороге он усадил в автомобиль предпринимателя Павла Довганя. Тот видел, как Виталий Онищак завел Владимира Косаренко в райотдел. Потом они оба купили хлеба. По радиоприемнику передали время: «3 часа 45 минут». После чего Павел вышел в селе Верхнячка. А вот Владимира Косаренко живым уже никто не видел.

Хотелось бы получить объяснение этим фактам от проверяющего полковника Владимира Бинецкого. А также узнать, как в организме Косаренко оказалось 8,8 промиле этилового спирта? Ведь при такой дозе алкоголя человек не может даже самостоятельно передвигаться.

Многие свидетели утверждают, что в райотдел милиции Владимир Косаренко вошел сам. Но вот из райотдела бодолагу вынесли на носилках.

Кто в райотделе милиции его так напоил, что судмедэксперт засвидетельствовал: доза алкоголя оказалась смертельной для организма? Сколько бутылок влили в окровавленное тело умирающего человека?

Создается впечатление, что кому-то очень не хотелось вызывать машину «скорой помощи» к умирающему. Поразмыслив, что на райотделе «зависает» нераскрытое преступление, вспомнили, кто же привез Владимира Косаренко.

Виталий Онищак - отец троих детей - слывет местным Дон Кихотом. Он свято верит, что любой негодяй может стать святым человеком.

В прошлом работал телемастером. Жители маленького городка вспоминают, что золотым рукам Виталия нет цены. Но после «курса реформ» Виталий Павлович остался без работы, а детей нужно было кормить. И он занялся мелким бизнесом.

Из курятника престарелой матери кто-то унес половину несушек. Мать заприметила курокрада. А сын, на свою беду, отважился сдать его в милицию. Виталий Павлович решил поступить по закону. А закон повернулся к нему огромной оглоблей. Онищака обвинили в том, что он до полусмерти избил человека, и арестовали.

В милиции ему советовали взять вину на себя. А он отказывался. Вскоре Онищак был выпущен под подписку о невыезде. Однако районная прокуратура была непоколебима в своем решении отстоять закон и препроводить Виталия Онищака за решетку.

Не перестаю поражаться шедеврам отечественной юриспруденции, созданной в недрах Христиновской районной прокуратуры. В частности, в постановлении от 17 апреля 1999 года указано, что 2 февраля 1999 года в 18 часов Онищак и Парашуткин на микроавтобусе Онищака приехали к Волошиной, которой передали жалобу к Генеральному Прокурору. Уговаривали, чтобы жалобу переписал ее сын Мымрик. А жене Мымрика сообщили, что по всем селам района собирают бумаги о недоверии милиции и прокуратуре. Замечу только, что Парашуткин с Онищаком враждуют. А Мымрик никакого отношения не имел ни к Виталию Онищаку, ни к Владимиру Косаренко. А уж жена Мымрика с матерью и подавно.

Спрашивается, для чего же тогда женщины были доставлены в прокуратуру и опознавали Виталия Онищака, против которого возбуждено уголовное дело по ст. 101, ч. 3 УК Украины - нанесение тяжких телесных повреждений, которые повлекли смерть? Если верить названному постановлению, то прокуратура проводила следственные действия, чтобы узнать, какую крамолу Владимир Онищак собирал на работников милиции и прокуратуры. Суд вынес решение: из-под стражи В. Онищака освободить.

Но прокуратура упорствовала, и в уголовном деле по обвинению Виталия Онищака появился весьма странный документ - жалоба В.В. Мымрика Генеральному Прокурору: «Бабка велела нарубить дров, накосить сена. За работу взял банку молока. Бабка сказала, что деньги взял. Милиционеры вывезли меня в лесополосу возле фермы, и один из них начал меня избивать. В милиции в кабинете №2 меня избивали уже трое милиционеров. Я клялся ребенком, целовал землю, что невиновен. Сержант давал целовать подошву сапог, потом сильно избивал.

Жена побежала к начальнику, сказала, что милиционеры бьют мужа. Тот ответил, что этого не может быть...

Так избивали три дня. Надевали противогаз, требовали признания. Родных ко мне не пускали, потому что у меня болела грудь, и были перебиты ребра. В камере держали 10 суток. Под этими пытками я подписал бумаги, что виновен».

Уголовное дело рассматривается в Маньковском районном суде. По заявлению Мымрика нужно заводить уголовное дело и расследовать его. Прокурор приобщает его к уголовному делу, чтобы суд превратить в политический процесс, а Виталия Онищака - зачислить в диссиденты.

Странное совпадение: после появления в Христиновке полковника Владимира Бинецкого на судебном заседаниии в Маньковском райсуде прокурор потребовал отправить дело на доследование.

С 1998 года расследуется дело, обросшее жалобами и невероятными прокурорскими постановлениями. А воз и ныне там. Неужели ноша оказалась непосильной и тяжело сдвинуть то, что сами положили на весы правосудия?

И как руководители УМВД объяснят, почему уже христиновских крестьян заставляют целовать сапоги милицейским сержантам? Неужели реформы в Христиновке достигли такого размаха, что крестьяне в местном КПЗ не админнаказание, а барщину отбывают. Какой пилюлей подсластят беспредельщиков в милицейских погонах?

(Продолжение следует)










ТОП-СТАТЬИ
Номер # 16, 26.04.2000
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 360 хитов: 17116
вчера: 638/58805
время генерации: 0.17718291282654; SQL запросов: 11