Медиагруппа «Антенна»  

Вторую неделю Владимира Космину «колят» на Олейника

Ольга ЩВЕЦ# 7, 23.02.2000

На прошлой неделе мэр Черкасс провел две пресс-конференции, где он проинформировал журналистов о ходе расследования уголовного дела, связанного с его предвыборной кампанией. Дело, по которому В. Олейник и В. Космина проходят как свидетели (а не как обвиняемые, по утверждению О. Кочегарова), возбуждено Киевским УБОПом. Заявлять, что в этом деле больше политики, чем права, Владимиру Николаевичу позволяют следующие обстоятельства.

«Одним из этапов предвыборной кампании был сбор подписей. Кто-то из кандидатов обращался к партиям, кто-то - к общественным организациям; я принял предложение Всеукраинского объединения собственников жилья», - рассказывает мэр. Это объединение известно: его глава - Андрей Коваль – возглавлял в свое время штаб В. Ланового и имел, насколько известно, прямое отношение к выборам отдельных депутатов, в т. ч. М. Бродского. С этим объединением был заключен договор, согласно которому исполнители обязались собрать не менее 1 млн. 100 тысяч подписей. Учитывая расходы на транспорт, содержание офиса, услуги людей, стоимость в целом одной подписи была оценена в 1 грн. 20 копеек. Владимир Олейник также поделился и другими финансовыми нюансами этого этапа предвыборной кампании: финансирование проходило в три этапа: 1) аванс, 2) когда будет собран необходимый 1 млн. 100 тысяч подписей, 3) когда ЦИК примет решение и зарегистрирует подписи. Владимир Николаевич сообщил, что финансирование состоялось без нарушений условий договора: публично, в присутствии членов этого объединения условленная сумма была передана его руководителю - А. Ковалю. И тут вопросов к этому имевшему место факту, как и к происхождению денег, у правоохранительных органов нет. Но впоследствии проблемы возникли внутри самой этой организации, когда появились претензии к ее главе - г-ну Ковалю. 2/3 членов вышеупомянутого объединения заявили, что А. Коваль, мягко говоря, присвоил некоторую часть этих денег. «Мы сказали, что не имеем отношения к внутренним проблемам этой организации, мы действуем согласно договору», - рассказывает В. Олейник. - Дело дошло до конфликта, но члены организации самостоятельно разрешили эту проблему и исключили А. Коваля из организации большинством голосов при одном «против».

Несмотря на то, что организация фактически осталась без руководства, сбор подписей был завершен и весьма успешно: собрано 2 миллиона подписей. Правда, ЦИК признал действительными 1 млн. 12 тысяч подписей, что соответствует заложенному в договоре плану по необходимому количеству собранных подписей, которые были оценены по 1 грн. 20 копеек.

Возникли, правда, дополнительные расходы: ремонт автомобиля - один из членов объединения разбил машину; умер муж представительницы этого объединения - нужны были деньги на похороны и т. д. Однако все эти расходы, по словам Олейника, были компенсированы. Окончательные расчеты произведены в ноябре-декабре 1999-го.

И вдруг в феврале Валерий Нетреба (черкасщанин, зам. главы объединения) предъявляет претензии к А. Ковалю, правда, по словам В. Олейника, «претензии эти далеки от рэкета и вымогательства». Неожиданно В. Нетребу задерживают. Дальше события развиваются по уже описанному на прошлой неделе сценарию. Приватные лица, голоса которых в мэрии узнали, - это директор мясокомбината Косвин и народный депутат Подобедов – 10 февраля около 20 часов делятся между собой подробностями закрытой оперативной информации правоохранительных органов. Из их телефонного разговора стало известно, что «я (Косвин) сдал Валеру» - не о Валере ли Нетребе идет здесь речь? Что это за «крымские москали», земляк которых приветствовал их в камере, а те (как следует из телефонной беседы) при этом визжали? Кто тот человек, который вошел в камеру? Кто такой «паровоз», который «даст интервью», и т. д...? У Владимира Олейника есть много вопросов к следствию - на допросах в Киеве он неоднократно просил принять его заявление, к которому прилагалась копия аудиозаписи телефонного разговора между Ю. Косвиным и С. Подобедовым. Однако следователь отказывался принимать к рассмотрению как заявление, так и аудиозапись, что уже свидетельствовало: следствие ведется, мягко говоря, упрежденно. Кто ответит: почему генерал О. Кочегаров сообщает журналистам о задержании лиц из Крыма 11 февраля, в 13 ч. 30 мин. (Цитируем: «Два часа назад были задержаны лица из Крыма»...), а директору мясокомбината Косвину об этом было известно еще 10 февраля вечером? Кто у нас начальник УМВД - Косвин или все-таки Кочегаров? Почему В. Олейник и В. Космина, которым в этом деле определен статус свидетелей, были представлены О. Кочегаровым по поручению следователя Киевского УБОПа как лица, «направившие организованную преступную группу». Кто дал право так дезинформировать население, и в каких целях это делалось? Возможно, одним из ответов на эти вопросы стали слова одного из арестованных крымчан (которые таинственным образом оказались в Киевском УБОПе). Рассказывает В. Олейник: «Когда на очную ставку пригласили человека из Крыма, чтобы засвидетельствовать якобы имевший место наш с ним сговор, он сказал: «Вы - Олейник? Если б вы знали, как под вас копают через Валеру и вашего зама». Я спросил, может ли он засвидетельствовать свои слова. «Только после того, как выйду на свободу», - ответил крымчанин. Тогда я попросил следователя зафиксировать слова крымчанина в протоколе, и после долгих уговоров это сделать все-таки удалось. Все это также зафиксировано на видеокамере.

Владимир Олейник также сообщил, что его и первого зама В. Космину вызывали на допросы почти ежедневно. Во вторник, 15 февраля, в 19 часов к следователю на допрос вошел Владимир Космина. Владимир Николаевич утверждает, что после этого при разговоре с В. Косминой ни о каких инцидентах во время допроса тот не сообщал, никакого конфликта между ним и следователем в тот вечер не возникало. Прошел день. И лишь в четверг, 17 февраля, В. Олейнику, который приехал на допрос, сообщают, что В. Космина... угрожал следователю. Владимир Олейник, имеющий за плечами солидный опыт судебной практики, будучи квалифицированным юристом, аппелировал: «Если Космина угрожал, почему в тот же день, 15 февраля, это не было зафиксировано в протоколе? Почему лишь через два дня оказалось, что В. Космина... угрожал? Почему вспомнили через два дня, почему не через год?» Что происходит? Если следователь расценивает разговор как угрозу, он должен прекратить следствие и зафиксировать эту конфликтность по времени со строны двух лиц. В. Олейнику также не сообщают, в какой форме были эти угрозы. Мэр тут же связался по телефону с В. Косминой, и в 10 часов тот уже был у руководителя следственного управления. Тут же В. Косминой было составлено соответствующее заявление о том, что никаких угроз с его стороны в адрес следователя не поступало... В 20 часов состоялась очная ставка В. Нетребы и В. Космины, и в 24 часа В. Олейнику сообщают, что его первый зам. задержан... за угрозы следователю. Владимир Олейник как юрист, как очевидец, который знает развитие всех этих событий, сделал заявление о том, что В.Космина был задержан безосновательно, и все это имеет политическую подоплеку.

17 февраля Владимир Олейник направляет заявление старшему следователю следственного управления ГУМВД Украины в г. Киеве Попову Б.Б. В этом заявлении мэр просит (в который раз - Авт.) допросить директора мясокомбината Косвина по целому ряду вопросов, в т. ч.: что он имел в виду, когда 10.02. в телефонном разговоре сказал: «Я сдал Валеру»? Знаком ли директор мясокомбината Косвин с Валерием Нетребой, против которого возбуждено уголовное дело Киевским УБОПом? Если знаком, то при каких обстоятельствах они познакомились?.. И т.д.

Как сообщил В. Олейник, следствие принимает и вовсе странный оборот: допрашиваются люди, общественные организации, которые собирали подписи. ЦИК этим не интересовался, а тут у милиции такой интерес! В кабинете следователя было вынесено около 20 постановлений на... обыски и вызовы лиц, участвовавших в сборе подписей в поддержку Олейника. Их спрашивают, как собирались подписи, на каких условиях - вопросы, не имеющие никакого отношения к уголовному делу. В расследовании задействованы около 10 следователей и около ста (!) оперативных сотрудников по всей Украине.

На третий день задержания В. Космины, когда, согласно законодательству, задержанного или отпускают, или предъявляют обвинение, - Владимиру Олейнику сообщают: так он же арестован! Обвинение В. Космине предъявлено не было. В своем заявлении от 20.02. к генеральному прокурору Украины М. Потебенько, главе СБУ Украины Л. Деркачу, главе Комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и борьбы с организованной преступностью Ю. Кармазину (копии направлены дипломатическим представительствам стран мира в Украине, информационным агентствам, отечественным и зарубежным СМИ.

К сведению Президента Украины Л. Кучмы, главы ВР И. Плюща), В. Олейник пишет, что «... незаконный арест В. Космины, обвинения его, опытного юриста, адвоката «с большой юридической практикой в том, что он угрожал следователям в их кабинете в помещении Киевского УБОПа, и составление рапортов без надлежащего процессуального оформления факта угрозы в момент ее высказывания свидетельствует об отсутствии достаточных доказательств следствия и используется как дополнительный инструмент компрометации и давления на В. Космину <...>

... На протяжении четырех дней с момента задержания он только один раз встретился со своим адвокатом. На все просьбы адвоката предоставить ему возможность встретиться со своим подзащитным ему нарочно откладывали встречу в течение дня, а потом, поздно ночью, сообщили, что технически это сделать уже невозможно. Адвокат был вынужден по этому поводу написать жалобу <...>».

В. Олейник не исключает, что от В. Космины, как и от других задержанных лиц, требуют дать показания против Олейника с целью его политической дискредитации. Владимир Николаевич в присутствии журналистов заявил, что «Я уже Олейника защищать не буду, я буду защищать всех подряд». Это следует из того, что если такой опытный юрист, адвокат, как В. Космина, не может отстоять свои права только потому, что не действует Закон, то что и говорить о простом человеке, который попадает в жернова этой машины - как там обращаются с ним? Человека сломают за считанные часы, поскольку там он - бесправен. По мнению В. Олейника, и следствие, и наверняка исполнители всей этой «грязной кампании» не ожидали такого цивилизованного сопротивления с его стороны, поскольку привыкли - не так, так эдак: привлекли УБОП, завели дело - и все, человек опустил руки, сломался. В. Олейник заявляет, что в этом деле ни с его стороны, ни со стороны В. Космины никакого криминала нет, и он это докажет, руководствуясь исключительно правом и Законом, который, как бы этого кому-то ни хотелось, все-таки восторжествует.










ТОП-СТАТЬИ
Номер # 7, 23.02.2000
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 690 хитов: 28036
вчера: 782/39092
время генерации: 0.0083081722259521; SQL запросов: 11