Медиагруппа «Антенна»  

Живой труп

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 44, 05.11.2008

— Спасите. Я хочу жить! — умолял женский голос. Даже видавшего виды журналиста звонок шокировал. С июля прошлого года Татьяна не может есть, высохла как щепка, понимает, что умирает, однако не может вырваться из заколдованного круга, в который сама же себя и загнала. История обычная для нашей страны, где тысячи женщин медленно погибают от семейного насилия. Пятнадцать лет брака не принесли счастья ни Татьяне, ни ее мужу, ни сынишке. Между тем, несчастная и дальше готова терпеть мужнины побои и хамство.

На девятом этаже

Заплеванный, замусоренный тротуар, грязный подъезд с перлами молодежного слэнга и срамными рисунками, сделанными маркером на стенах, — это привычная картина для Черкасс. И высотки на одной из центральных улиц — словно близнецы, каждая напоминает соседнюю. В одном из этих домов на девятом этаже пятнадцать лет живет Татьяна. Лифт долго не работал, а женщина настолько ослабела от недоедания, что больше года не спускается вниз. Мне повезло — одно нажатие кнопки, и кабина плавно поднимается на верхний этаж.

На звонок открывает дверь изящная женщина. На меня вопросительно и с надеждой смотрят огромные карие глаза. Густые черные волосы резко оттеняют бледное лицо. Из рукавов теплой кофты выглядывают красивые длинные пальцы. Они похожи на восковые свечи. И вся фигура женщины какая-то иссохшая, неестественная, угловатая. Передо мной стоит тень человека, живой труп.

На кухне хлопочет пышущая здоровьем розовощекая блондинка. Ее реплика огорошивает: «Все от сглаза. Сглазили, и ничего нельзя поделать».

Татьяна преданно смотрит на подругу и согласно кивает головой. Оказывается, все объясняется просто: и неурядицы в семье, и болезни, и собственная мягкотелость — во всем виноват дурной глаз. Очень удобное объяснение. Поразительно! На дворе ХХI век, наука достигла небывалых высот, созданы сложнейшие технологии, человечество давно шагнуло в космос, а наши люди (даже образованные!) продолжают верить средневековым предрассудкам, суевериям, страшным байкам о порче и сглазе.

— Вот, к примеру, я — рано вышла замуж, развелась с мужем. Осталась с маленьким ребенком, — вдохновенно вещает блондинка. — И никак пару себе не найду. А все почему? Потому что сглазили. Людская зависть имеет сокрушительную силу.

Наконец, подруга шумно уходит, и мы остаемся вдвоем. Татьяна достает семейный альбом, листаем страницы с фотографиями. На них запечатлена изумительной красоты женщина. Что-то колдовское таится в огромных глазах, струящейся по плечам черной, словно вороново крыло, копне волос. Кажется, в наш хохлацкий край прибыла восточная принцесса.

Увы, от былой красоты осталась лишь тень. Ужасно, что Татьяна понимает всю опасность своего положения — врачи объяснили ей, что произошла физиологическая и гормональная перестройка организма, начались необратимые процессы.

Пытаюсь убедить бедняжку, что, может, следует понемногу увеличивать рацион, а главное, хотя бы попытаться что-то изменить в своей судьбе.

— Я могу съесть только две ложки овсяной каши. От третьей начинаются резкие боли в желудке, меня тошнит, — обреченно твердит в ответ Татьяна.

Почему живут под одной крышей двое людей, ненавидящие друг друга? Что их связывает?

— Квартира, — просто объясняет Татьяна. — В случае развода мне некуда было бы уйти.

Под словом «квартира» имеется в виду комнатушка в «малосемейке» — на все про все четырнадцать квадратных метров. Ее длинную стену занимает мебельная стенка. К ней тесно прижалась тахта. Здесь спит хозяйка. Женщине тяжело передвигаться даже по этой клетушке. И она время от времени вынуждена ложиться отдохнуть.

У противоположной стены стоит диван. Трудно понять, каким образом он раздвигается, чтобы там могли ночевать отец с четырнадцатилетним сыном. Проход между диваном и тахтой настолько узкий, что между ними с трудом протискиваешься боком. В комнате нет ни стола, ни стула — для них просто нет места.

Судьба-злодейка

Болезнь Татьяны — классический пример психического заболевания, истерии, симптомы которой около трехсот лет назад описал австрийский врач-психиатр Зигмунд Фрейд. Истоки этой коварной болезни кроются в семейных неурядицах. На нервной почве человеку начинает казаться, что его преследуют боли в сердце или желудке, хотя физически он здоров.

Кстати, сколько бы наши политики-златоусты ни талдычили о европейском выборе, де-факто мы прозябаем в банановой республике, где царят совершенно уродливые понятия о морали. Вот яркая иллюстрация — днями я проехала по селам Чигиринского района. И везде представительницы прекрасной половины человечества — от молодух до древних старушек — в один голос твердили: да кто ж из мужиков не пьет и жену не бьет? Мол, так уж повелось на белом свете — мужу пьянствовать и буянить, а жене терпеть побои. Это у нас от прадедов в обычае — водку литрами хлестать, а после кулаки чесать. А кто всегда под рукой и сдачи не даст? Известно, жена да дети.

Увы, наша героиня в точности повторила жизнь своей матери Софьи. Та выросла в обычном украинском селе на Черкасщине со своим домостроем, обильными застольями и пьяными драками. В сельском клубе на танцах встретила своего суженого — чернявого и кареглазого Максима, приехавшего в отпуск погостить к родителям (Танюша будет похожа на отца — и красотой, и гибкой фигурой). Бравому капитану понравилась беленькая тоненькая, как березка, Софья. До конца отпуска и свадьбу сыграли. И отправились молодожены на место службы офицера в Германию. Там и родились у них дочурки Валя и Танюша.

Отец обожал своих девочек, однако был весьма привержен к рюмке. Домой возвращался все позже. Как-то во время ссоры на глазах перепуганных дочерей толкнул жену в грудь. Та охнула, отлетела к двери, ударилась головой о косяк и потеряла сознание. Со временем папочка уже не стыдился ни своих тяжелых кулаков, ни людских сплетен. Софья покорно сносила побои мужа, но не стала терпеть его любовниц. Она забрала дочек и вернулась в родное село на Черкасщине.

Разведенку-дочь с малыми детишками приютили родители. В бывшей Совдепии из колхозников больше всего зарабатывали механизаторы и доярки. Соня пошла работать на ферму. Маминой опорой стала старшенькая — Валя. Она дома и скотину накормит, и маме поможет буренок доить.

Софья не стала отговаривать дочь, когда та в восемнадцать лет выскочила замуж. Мол, от судьбы не убежишь. И вскоре уже качала на руках внучат — Олежку и Аленку. Как и у Софьи, жизнь у Вали пошла кувырком, когда муж запил. И тут молодая женщина тоже проявила характер: она выставила пьяницу за порог, построила для своей семьи новый добротный дом, выучила детей. Гордая Валентина не привыкла пасовать перед трудностями.

Софья сокрушалась, что старшая дочь тянет на своих плечах груз бытовых неурядиц, и еще больше жалела младшенькую. Клялась — ее кровинушка не станет надрываться в селе.

Таня часто болела, в пятнадцать лет даже лежала в кардиологическом отделении столичной больницы. Мать души не чаяла в своем мизинчике — лучший кусок подкладывала на тарелку Танечке. Сама годами ходила в стоптанных туфлях, а Таня всегда щеголяла в нарядных обновках на школьных вечерах по праздникам. Мать ревностно молилась, чтобы Богородица не оставила своими заботами обеих дочек.

Педагоги в школе любили кареглазую девушку с густыми черными волосами. У Тани была поэтическая натура, она хорошо знала и читала поэзию Пушкина. Классная руководительница не случайно прозвала любимую ученицу Татьяной Лариной, а Танины школьные подруги зовут ее так и по сей день, хотя через год ей стукнет сорок.

Таня окончила Уманское педагогическое училище и получила направление в Черкассы. Молодому специалисту тотчас выделили комнату в общежитии и поставили на квартирный учет. Но развалился Союз, и юной воспитательнице детсада пришлось поставить крест на мечте о собственном жилье.

У красавицы не было отбоя от поклонников. Хлопцы караулили у порога общежития, объяснялись в любви, просили позволения назвать невестой. Таня со свадьбой не торопилась, мечтала о принце, который покорит ее сердце неземной любовью, приведет в сказочный дворец и превратит в принцессу. В девушке жила нежная душа школьницы, прозванной Татьяной Лариной. Впрочем, кто из золушек не мечтает о принце? Только принцы, похоже, вымерли, как мамонты.

Розы и шипы

Они встретились на новогоднем вечере. Сергей был на девять лет старше, имел машину, однокомнатную квартиру в «малосемейке». Работал инженером на одном из гигантов-предприятий, не таил, что разведен, сердцеед, любит пленять хорошеньких женщин и меняет любовниц как перчатки.

Новый знакомый оказался галантным кавалером, проводил Таню к общежитию, а назавтра пришел с большим букетом белых роз. Подруги обращали Танино внимание, что ее избранник не знает меры в выпивке, но девушка лишь прижималась к широкой груди и тонула в манящем взгляде пылких глаз. Товарки называли Сергея самовлюбленным нарциссом, а Тане он казался мужественным и уверенным в себе мужчиной, за которым будет надежно и уютно чувствовать себя любая женщина.

Сергей клялся в любви, забрасывал цветами, приглашал в рестораны. Татьяна парила на крыльях любви, но со свадьбой не спешила. Что-то ее удерживало — то ли печальные глаза матери, то ли сиротская доля племянников при живом отце. Мать предостерегала: « Пусть тебя, мое дитя, Бог отвратит от пьяницы и гулящего. Не изведи молодость, как я свою».

Сергей вошел в азарт, он, записной покоритель сердец, не желал отступать перед молоденькой девчушкой. Ловелас носил любимую на руках, не скупился, приглашая в бары, и все умолял принять в подарок обручальное кольцо. Через год Таня согласилась стать женой Сергея. Сказка под названием медовый месяц продолжалась ровно две недели. Однажды ее рыцарь вернулся домой в подпитии и хорошенько отлупил женушку. Та сбежала к верной подружке, которая настойчиво уговаривала развестись, доказывала, что если в медовый месяц жену угощают кулаками, то что же будет со временем, когда придется делить заботу о детишках?

Месяц Татьяна жила у подруги. Сергей являлся каждый вечер с огромным букетом красных роз, каялся и клялся, что такое больше не повторится, что он непременно сделает жену счастливой. Таня поверила, потому что хотела верить и не имела воли сопротивляться трудностям. Мама вырастила из младшей дочери безвольное существо, которое всего боится, которое приходит в ужас от одной мысли о необходимости принять ответственное решение.

Молодая женщина вернулась к мужу. И потянулась безрадостная жизнь, одинокие вечера, тревожное ожидание: в каком настроении возвратится пьяный муж? И хотя угождала, как могла, — поднималась на рассвете приготовить завтрак любимому, не жалея рук стирала, гладила одежду, чтобы тот каждый день имел свежую рубашку, — жила в страхе перед его пьяной тиранией.

На последнем месяце беременности муж так ударил Татьяну ногой в живот, что отлетела к ванной комнате и головой распахнула дверь. Пока лежала в беспамятстве, заботливый супруг вызвал карету «скорой помощи».

Ничего не изменило и рождение сыночка Пети. Ребенок часто болел. Таня вынуждена была оставить работу библиотекаря, чтобы присматривать за ним. Отныне она полностью зависела от мужа, у которого приходилось вымаливать каждую гривну на молоко и лекарства малышу.

Сергей получал наслаждение, оскорбляя жену, унижая ее. Случалось, избивал жестоко, не контролируя себя. Однажды повредил позвоночник.

Мчались годы, уходила молодость, подрастал сын. А Татьяна продолжала существовать в полубреду, с ужасом ждала домой пьяного мужа, тяжело отходила от побоев. Все чаще начала обращаться к врачам. И надеялась, надеялась, что произойдет чудо, — монстр превратится в благородного рыцаря. В аду бесконечной семейной войны подрастал маленький Петя.

— Я живу в заколдованном круге, который не в состоянии разорвать, — иногда печально признавалась самой себе Татьяна.

Голодовка

Между тем, Сергей, несмотря на пристрастие к рюмке, все выше поднимался по карьерной лестнице, стал руководителем, получает приличную зарплату. Однако жене с издевкой советует идти на панель, чтобы заработать себе на лекарства.

В июле 2007 года Татьяна вдруг начала таять, как свечка. Из села в Черкассы присматривать за больной дочерью приехала старенькая мать. Несчастная выдержала только год и возвратилась в село. Там дочь Валя положила старушку в больницу, где врачи нашли у нее рак в начальной стадии. Всего год совместной жизни с зятем чуть не свел тещу в могилу.

А Татьяна получила вторую группу инвалидности, весит сорок килограммов и не может самостоятельно выйти во двор. Врачи теряются в диагнозах и назначении лекарств, которые облегчили бы ее страдания.

Наш разговор с Татьяной был откровенным. Женщина решилась обратиться за на консультацией к психиатру. Ее согласился осмотреть и предоставить квалифицированную помощь главный врач Черкасского областного психоневрологического диспансера Константин Гаркавый.

— Действительно, от длительного голодания и истощения женщина может умереть, — сказал Константин Анатолиевич. — Но что-то определенное можно будет сказать только после того, как ее осмотрят специалисты и установят причины голодания. Нынче она хочет кушать, но не может, потому что длительное время отказывалась от еды. Однако к нам она должна прийти добровольно. Психиатры не могут никого принуждать приходить на осмотр. Поэтому здоровье и жизнь Татьяны в ее собственных руках.

Прошел месяц после нашего общения с Татьяной. Ее жизнь не изменилась ни на йоту. Она понимает, что умирает, но ничего поделать с собой не может.

Комментарий заведующей Центром социально-психологической реабилитации Татьяны Грицюк: «К сожалению, Татьяна запрограммирована по сценарию судьбы ее матери. Там отец тоже пьянствовал и избивал мать. У Татьяны с мужем установилась патологическая связь, уродливые семейные отношения. И никто из них не в состоянии сделать хотя бы шаг, чтобы вырваться из порочного круга, созданного ими самими. Муж склонен к семейному насилию. Он живет по принципу: я — повелитель, жена — ничто. Муж самоутверждается за счет слабости второй своей половины и чувствует себя героем. Жена считает себя жертвой, никому не нужной в жизни. В ней постоянно живет страх, что она не сможет устроить свою судьбу с другим. Этот страх усилился с годами, довел ее до голодовки.

Женщина живет по принципу, мол, лучше прозябать в привычном, грязном, но теплом болоте, нежели вылезти и глотнуть свежего воздуха, рискуя тем, что на какое-то время станет не так тепло. Если бы она осознавала весь ужас своего существования, то развелась бы с мужем и попыталась что-то изменить. Каждый человек в свое время делает выбор, и Татьяна избрала именно такую модель семьи. Без желания самой женщины невозможно что-то изменить в ее судьбе. Жалко, что заложником патологических отношений родителей стал ребенок».









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 44, 05.11.2008
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 564 хитов: 16366
вчера: 580/19299
время генерации: 0.0092389583587646; SQL запросов: 11