Медиагруппа «Антенна»  

ВИГИЛИЯ

Богдан ЗАБОЛОТНІЙ# 42, 25.10.2006

Что наша жизнь? Дни. От дня рождения до того дня, когда выяснится, что дни твои сочтены. Дни, каждому из которых метафора – листик отрывного календаря, от энтих до энтих прочитанный и скомканный, выброшенный в красное ведерко. Годы наши пересчитываются на дни, как рубли на копейки, и как у копейки реверс, так у дня ночь, оборотная его сторона, его изнанка, его дно. Сколько лет тебе, товарищ? Сколько дней от роду? А ночей – сколько?

Ну, вот в общем-то и все. Корова подоена, или выключен компьютер, или слесарный инструмент аккуратно сложен в потертый портфелик – дела дня завершены, грядет заслуженный отдых. Строгий костюм на плечики и в шкаф или замасленную робу в комок да в угол – зреет ужин, теснятся в бутылке сто грамм. Огарок дня чадит сумерками, алый мазок заката почти уж не виден на этой тусклой акварели, и сужается, все надвигаясь на тебя, горизонт. Синестезия: белый шум претворяется в цвет и запах, в цветенье и аромат маттиолы – к дождю это, точно. День прожит, день выжит на запад, катится червонец солнца далеко-далеко. А дальше все по Бунину: «И вот идет она, Степная Ночь, с востока...»

Ночь... В городе она одна, а в селе другая – верней, их две и они, быть может, даже не сестры. Разлив ночи по полям и огородам, тьма, вышедшая из берегов, сметающая на своем пути все приметы и ориентиры, – так это происходит в деревне. Короткая пауза; последний прохожий едва кашлянет, удаляясь, и вот уже поглощает бескрайний сумрак шорох легких шагов. Неведомый дирижер возносит невидимую палочку и... Грянули! Бесконечный «запил» сверчка, нескончаемый лягушачий вопль, доносящийся с болотца за лугом, почти непрерывные шлепки сыплющихся на землю то ли яблок, а то ли звезд – и еще ленивый собачий лай, и шепелявый полубред липы, и неубедительное «сплю-сплю» совы. В теплую темноту входишь прям с порога, словно в родные объятья, трава же холодна, вся в росе, как в холодном поту, и в берлоге неба Большая Медведка не шелохнется... Иное в городе. Черным знаменем повисшая над строениями и учреждениями, вяло колышущаяся в тусклом свете уличных фонарей и трупном свечении реклам, зыбкая и тревожная, как дым от горящей автомобильной покрышки, – вот ночь-горожанка. Зрачок Луны, недоуменно расширенный, посверкивает недобро. Шум автомобилей раз за разом вспарывает тишину, не давая ей зажить, и свет фар взрезает тьму, и мчатся такси в никуда, оставляя в кильватере выхлопные газы. На полутемных грязных улицах призраки охотятся на духов, тут и там проявляется милицейская доблесть, по известным делам торопятся девки, а над производимым городом стробоскопическим мерцанием нелепо болтается засаленная седая прядка Млечного Пути. Не очень-то красиво, пойдем-ка, старуха, спать.

Впрочем, следует сделать поправку на время года: выше говорилось о ночах летних; совсем иные усталые осенние ночи, черно-белые зимние и жасминовые ночи весны... Да и вообще каждая ночь иная – настолько же, насколько каждую ночь иной ты.

Ночь может быть печальной, как опустевший вокзальный перрон, когда ты, спрятав в карман белый платочек, сутуло стоишь, глядя вослед, и уже даже не куришь. В такие ночи составляются завещания, вычеркиваются строки и целые абзацы, сворачиваются самонадеянные планы, и твое прошлое гоняет тебя из угла в угол, что битую суку. Ночи бывают скорбными, как бдение у гроба, когда сердце бьется тяжело и безнадежно, а тоска стоит комком в горле и все не прольется слезами. Это ночи свиданий с Ничто, из таких ночей выходят седыми... А бывают ночи радостные, соловьиные, когда не понять, откуда доносятся трели – из темных кустов у реки или же из собственной твоей души, расцветающей в теле. Назовем их ночами обретения: смерти нет, смутную надежду подает Прекрасная Дама, и ты, в кои-то веки, не «личность», но сама Вечность.

А еще ночь–одиночество. Или, почти, как у футуриста Каменского, одинНочество. Мир, с приходом ночи визуально сжавшийся до размеров малогабаритной квартиры, внезапно распахнулся до безграничья в смысле метафизическом. Бездна неба молча вопрошает, грозя поглотить и тебя, и всю твою немоту, ты же в смятении, крошечный и беззащитный. Как тут не вспомнить знаменитое паскалевское: «Меня ужасает вечное безмолвие этих пространств»... Но, набравшись смелости, вопрошаешь и ты. Это как раз и есть то, что нужно. Как известно, правильный ответ можно получить, лишь правильно задав вопрос. И что же? Правильно. Человек – вопрос, Бог – ответ. И вот, получив этот самый ответ, глядишь в ночное небо уже не с первобытным, чуть ли не животным ужасом, но со страхом Божиим, спасенный от дурной коперникианской бесконечности. Отныне и тонкая материя ночи, и звезды, и тьма меж звезд – все храм для тебя, и в нем, храме этом, ты теплишь свечу либо «взрываешь» косяк. Впрочем, все это уже было, у Рильке: «В ночи я верую».

Вот ведь как я запел! А ведь христианину, скажете вы, стоило бы помнить о том, что ночь – сила злая, а Господь наш Иисус Христос – «солнце истины» и «невечерний свет». Оно-то так, да только и «Люцифер» в переводе с латыни – «светоносец», так что не станем анафематствовать меня, грешного, и носом тыкать не будем. Дело в другом: по Флоренскому, существует разница между сознанием дневным и сознанием ночным; или то, или другое обязательно свойственно как определенной исторической эпохе, так и каждому конкретному человеку. Как раз ночное сознание, полурелигиозное-полуоккультное-полуневротическое, является сознанием романтика и мистика. Выяснять причины их никтофилии здесь не место, напомню лишь, что у греков воплощение ночи Никта была дочерью Хаоса. Именно сродство ночи с хаосом вызывает у человека ту самую истому, которая по временам просто-таки спать не дает и, не будучи пресуществленной в молитву или какой-нибудь ноктюрн, способна свести с ума, ввергнуть в хаос. Пограничье хаоса, пребывание бок о бок с безумием – в этом человек может испытывать потребность не меньшую, чем потребность в ясности, трезвости и некоторой пресности дня, а если к тому ж бессонница...

Бессонница! О! Кто нею никогда не маялся, тот пусть и счастлив, однако напрочь лишен специфического познания. Бессонница – штука презанятная, в этот мир она пролита из того же ковшика, что и боль, что и депрессия. Время, текущее непрерывно, без привычного чередования «был ты / не было тебя», не позволяющее ни даже минуты передохнуть в маленькой смерти сна, – это она, бессонница. Перемятая постель и забитая окурками пепельница – ее приметы. Круги под глазами, рассредоточенный взгляд и похожая на похмельную дрожь в руках – ее последствия. И вот, день на третий–четвертый, идя по улице, ты начинаешь встречать мертвых... Обман зрения, конечно, а все равно неприятно... А сон нейдет... Теперь наконец понятно, отчего польский поэт Збигнев Херберт, благодаря Господа Бога за различную медицинскую шнягу, благодарил Его «превыше всего – за пилюли / снотворного, чьи имена – / как у нимф италийских, – / за благо, даруемое ими: ибо зовут, / и манят, и уводят в забвение смерти – / забвение, ставшее смерти заменой».

Розовую таблетку – в ладонь и затем в рот. Глоток воды. Ночь входит в тебя со всеми своими звездами, глупо таращится на твое остановившееся тело озадаченный кот, и лежит, оставленная, книжка с закладкой на 167-й странице... Тогда-то и приходят сны – всякие: еретические, которые не от Бога, и прочие, которых не помнишь. Вырвавшись наутро из психотических приключений сна, покинув лабиринт подсознания, где сам себя гонял по мукам, ощупываешь себя осторожно, не без восторга обнаруживая, что жив и что глаз есть, а синяка под ним нет... Спасибо, ночь! – приняла, как мама.

P.S. Товарищ, а ведь ночь ты и в себе носишь – вот закрой глаза! видишь? ночь! безлунная и беззвездная! Так что ты, как и я, производитель тьмы... Такие дела. А «вигилия» – это бдение, прости, что раньше не сказал, просто некому было.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 42, 25.10.2006
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 564 хитов: 23650
вчера: 634/35795
время генерации: 0.013072967529297; SQL запросов: 11