Медиагруппа «Антенна»  

Цена равнодушия

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 4, 02.02.2005

— Прилежный ученик и очаровательный мальчик, — в один голос заявили педагоги.
— Мне больно, — жалуется голубоглазая девчушка. Еще бы, у малышки сломан позвоночник. Год одиннадцатилетней Анечке предстоит жить в металлическом корсете. На уроке английского языка «очаровательный мальчик» сломал своей однокласснице позвоночник.
— А вы там не были! — возмущается его мать. Мол, нечего все шишки валить на дорогого сыночка, не виновато дитя.

Увы, история становится банальной для Черкасс. Утром мама отправляет свое чадо в школу здоровехоньким. А потом, как обухом по голове — известие, что у сына или дочери серьезная травма. Во всех таких педагогических историях наблюдается странная закономерность: даже если рана ребенка сильно кровоточит, учителя почему-то избегают вызывать в школу «неот-ложку». При этом педагоги кивают на школьных медиков, мол, они не подчиняются директору и сами принимают решения. А медсестры ссылаются на трудности при установлении диагноза. Хотя никто и не возлагает на скромную школьную медсестру обязанности профессора. Ей всего-то нужно в экстренном случае набрать по телефону «03», и врачи «Скорой помощи» доставят ребенка в больницу, где специалисты озаботятся его здоровьем. Что в конечном итоге и случается, когда «неотложку» вызывают родители.

Почему-то создается впечатление, что педагоги пытаются скрыть любое «ЧП», произошедшее с ребенком в школе. А «скорая» фиксирует каждый вызов. И все бы ничего, если бы речь не шла о здоровье детей. Часто риску подвергается их жизнь.

В прошлом мне пришлось писать, как в черкасской школе № 24 мать вынуждена была через суд доказывать, что ее девятилетний сын вовсе не «споткнулся и упал», играя во дворе в хоккей, а позвоночник мальчику сломал учитель на уроке физкультуры. Хотя в медпункте ребенок жаловался на сильную боль в спине, его просто отправили домой. «Неотложку» вызвала мать.

В школе № 9 на перемене ученик так нокаутировал одноклассника, что вправлять бедняге сломанный нос пришлось его другу (к счастью, как оказывать первую медицинскую помощь того научили родители-врачи). Увидев окровавленного сына в школьном медпункте, несчастная мать была в шоке. И опять никто и не подумал вызвать «скорую», им посоветовали добраться до травмпункта на общественном транспорте. Оправдания педагогов звучали, как насмешка: мол, мать сама виновата. Но она поступила совершенно правильно — повела сына прямиком в больницу, где мальчик и пролежал полтора месяца с тяжелой черепно-мозговой травмой.

Поражает равнодушие, с каким работники народного образования относятся к пострадавшему ребенку. Почему-то сочувствие вызывает сильный, кулаками решающий все проблемы. Так было во всех школьных историях, о которых приходилось писать, приятного исключения не случилось ни разу. Осуждали того, кто должен был вызвать сочувствие, — ребенка, надолго уложенного сильным на больничную койку, вынужденного терпеть боль и страдать.

Господа, мы же превращаемся в зверей, если слезы ребенка уже не вызывают у нас элементарного сочувствия, если оправдываем сильного, который обидел слабого, хотя его святая обязанность — защищать и оберегать тех, кто слабее. Чего же тогда удивляться, что звереют наши дети?

Одиннадцатилетняя Аннушка чуть не стала инвалидом после происшествия на уроке английского языка (по этическим соображениям имена главных действующих лиц этой истории изменены).

Выслушаем директора Черкасской школы № 8: «В нашей школе даются два звонка, возвещающих о начале урока. После первого дети должны зайти в кабинет и занять свои места, приготовившись к уроку. Второй звонок звенит через две минуты. После него уже должен начинаться урок. После первого звонка учительница английского языка открыла кабинет и пошла в учительскую за классным журналом. В это время к одному из учеников зашел его друг Ярослав из параллельной группы, чтобы забрать учебник. Проходя мимо Ани, он нечаянно наступил ей на ногу. И девочка ударила обидчика по спине, случайно попав по больному месту — несколько месяцев назад Ярославу сделали операцию. Почувствовав боль, тот схватил одноклассницу за шею и голову и резко наклонил. Девочка вскрикнула и заплакала. Ярослав начал просить прощения. Аня пожаловалась учительнице, что болит спина. После урока та отвела ее в медпункт. Там девочка пробыла под наблюдением медсестры около часа. Медсестра вызвала в школу взрослых, и Аню забрал домой старший брат.

Диагноз больной ученице поставила медсестра. А я не могу ставить под сомнение решение специалиста-медика. Родители мальчика готовы уплатить за лечение Ани. Они консультируются с врачами.

Педагоги школы отдают всех себя детям, делают все, чтобы им было хорошо. Печально, что ребенок получил травму в школе. Мне жаль девочку, которая болеет и вынуждена длительное время лечиться».

А вот как прокомментировал происшествие в школе №8 инспектор управления народного образования Черкасского горисполкома Виктор Викторович Тихомиров: « Мы организовали служебное расследование по заявлению отца Ани... Родители Ярослава оплатят лечение ребенка. Весной мы выделим путевку для оздоровления ученицы. Педагоги, виновные в ее травме, понесут наказание».

Учительница зарубежной литературы Лариса Васильевна Маркина, входившая в состав комиссии педагогов, исследовавших причину Аниной травмы, уточнила, что Ярослав не просто «наклонил», а бросил ее на пол. Лариса Васильевна поведала, что Ярослав — спокойный ребенок, на уроках с ним не бывает проблем. Педагоги же сходились на том, что Ярослав — обаятельный мальчик, он просто жертва обстоятельств, а его родители взяли на себя материальные затраты на лечение Ани. При этом подчеркивали, что поступок Ярослава — это реакция на боль, когда девочка ударила его в прооперированное место.

Школьный педиатр Людмила Михайловна Сагайда обслуживает три школы. Во время происшествия с Аней в медпункте школы № 8 находилась одна медсестра.

— Она не увидела показаний для немедленной госпитализации ученицы, — сказала Людмила Михайловна.

Несчастье с Аней произошло 16 ноября прошлого года. До новогодних праздников девочка находилась в больнице. В этом году ей пришлось повторно лечь в больницу. Там мы и встретились с Аней. Рассказ девочки существенно отличается от того, что поведали педагоги в школе.

— Когда прозвенел первый звонок на урок, в кабинет зашел Ярослав и начал разговаривать с мальчиком, который сидел напротив меня, — говорит Аня. — Он наступил мне на ногу. И я шлепнула Ярослава по попе, чтобы он убрал ногу с моего сапожка. Он нагнул меня так, что достала головой пол. Я почувствовала резкую боль, начала задыхаться и упала на пол. Прошло минут пятнадцать после первого звонка. Я сидела и плакала от боли. Мне было плохо. Девочки задержали Ярослава до прихода учительницы и сообщили ей о происшествии. Учительница повела Ярослава к классному руководителю. После уроков она настояла, чтобы мы вместе отправились в медпункт. Мне было больно, я не могла самостоятельно идти и боялась, что подруги уйдут из школы и некому будет довести меня домой. А поэтому отказывалась идти в медпункт. На спине медсестра увидела синяк и приложила лед. Она сказала, что синяк произошел от удара, и скоро пройдет. Позвонили моему старшему брату, и он забрал меня. Мне было больно идти. И брат нес на руках до двери дома. Он позвонил тете-врачу. Та сказала, чтобы мы немедленно вызвали «неотложку». В тот же день меня положили в больницу. Сейчас иногда пронзает резкая боль в позвоночнике. А так терпимо. Конечно, придется год отказаться от занятий спортивной гимнастикой, жить в корсете. Хочется побегать. Но приходится терпеть, чтобы выздороветь.

Раз меня в больнице проведали папа Ярослава и его бабушка. Они принесли соки и бананы. Больше они ко мне не приходили.

Каждому известно, что травма позвоночника чревата осложнениями, может привести к инвалидности, ухудшить состояние здоровья. Страдания, боль тяжело переносить и взрослому человеку, а здесь ребенок. Уже сейчас видно, что голубоглазая Анечка вырастет в белокурую красавицу. Страшно даже на мгновение представить, что случай на уроке английского языка мог бы перечеркнуть все ее будущее, изломать судьбу девушки, превратив ее в инвалида.

Болезнь дочери подкосила мать, и та сама оказалась в больнице с высоким давлением. Бедная женщина и там самоотверженно ухаживала за дочерью.

Мне не повезло: когда я отправилась навестить в больничной палате Аллу Сергеевну, мы с ней разминулись буквально на пять минут, ее уже выписали. Зато соседи по палате много чего рассказали о ней. Они поведали, что Алла Сергеевна сама учитель, поэтому не хочет поднимать шума, боится, что ее уволят из школы. Она очень болеет, волнуется за дочь.

— Мы видели, что семья очень нуждается. А мать живет впроголодь, отказывая себе в самом необходимом, чтобы могла полноценно питаться больная дочь, — сокрушались сердобольные женщины.

Вряд ли Анина мама более откровенно рассказала бы мне о своей нужде. Творог на рынке очень дорог, а девочке, чтобы укрепить сломанный позвоночник, целый год нужно есть его килограммами. Больному ребенку необходимо полноценное питание — много соков, свежие овощи и фрукты. Печально, что никого в нашем городе не интересует попавшая в беду семья.

В школе № 8 педагоги сокрушались, что дети растут слабенькими, мол, Анечка, как былинка, сломавшаяся от одного дуновения ветерка. Однако девочка занималась спортом, спортивная гимнастика укрепила ее мышцы и кости. Иначе результаты травмы были бы намного серьезнее.

Меня удивило, что даже в управлении народного образования Черкасского горисполкома после тщательной проверки не заметили, что дети какое-то время фактически были предоставлены сами себе. Ведь Ярослав зашел к товарищу из другой группы, а ее педагог почему-то 15 минут не замечала отсутствия в классе прилежного ученика. Как же в этой школе ведут себя нарушители дисциплины?

Я долго беседовала с опытными педагогами из управления народного образования. Но никто из них даже не заикнулся о безобразном факте — мальчик посмел поднять руку на девочку. Не потрясло это и школьного учителя, хотя, казалось бы, где же еще, как не на уроках английского языка, следует объяснять нашим акселератам, что такое настоящий джентльмен.

А кому из нас не приходилось слышать на улице оскорбительные слова в адрес женщины, слетающие с нежных юношеских уст? Самое невинное из них — «телка». В каком же зверинце или, скорее, хлеву мы живем, если и тринадцатилетний пацаненок, и восемнадцатилетний парень, не стесняясь, во всю глотку орет своей подруге: «Эй, телка!» и никто не смеет сделать ему замечание, все считают это нормальным явлением. Оказывается, уже вовсе не ужас, что одиннадцатилетней девочке в школе сломали позвоночник.

У нас существует множество комиссий по делам несовершеннолетних, работники которых по определению должны следить за судьбой и поступками малолетних потенциальных нарушителей закона. Но, как я неоднократно наблюдала в судах, они попадают в поле зрения этих служб только тогда, когда оказываются на скамье подсудимых.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 4, 02.02.2005
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 571 хитов: 10580
вчера: 919/19363
время генерации: 0.088316917419434; SQL запросов: 11