Медиагруппа «Антенна»  

Про свинью-копилку…

Богдан Заболотный# 51, 29.12.2004

… или про обывателя. Нет-нет, я вовсе не хочу сказать, что всякий обыватель столь же корпулентен, как и упомянутое в заголовке почтенное животное; не хочу сказать и того, что совсем уж каждый представитель славного обывательского сословия имеет патологическую склонность к накопительству. Все куда гуманнее и корректнее: припомнилась некогда читанная сказка Андерсена «Свинья-копилка», заглавный персонаж которой, плотно набитый монетами разного достоинства, до тех пор поглядывал на мир свысока, пока не грохнулся оземь, найдя затем упокоение в помойном ведре. Так вот что прежде всего роднит обывателя с его литературным собратом — самодовольство! Мысленно пожелав обывателю столь же удачного завершения карьеры, перехожу к основной части материала.

Поскольку тема данной статьи достаточно взрывоопасна, нам следует с самого начала разобраться с понятием «обыватель». Прежде всего, это слово не будет употребляться в том смысле, в котором оно употреблялось до революции семнадцатого, когда под обывателем понимался постоянный обитатель той или иной местности — села ли, города. Таким образом, снобистского противопоставления простого, или же «среднего», человека некоей высшей расе здесь не будет, так что уважаемые простые люди могут перестать хмурить брови и засучивать рукава. Зато могу обещать, что слово «обыватель» будет нести иную — уничижительную — смысловую и эмоциональную нагрузку, приданную ему с тем, чтобы по мере сил обидеть тех моих «двуногих собратьев», которые обладают соответствующей, притом пренеприятной психологической структурой. Что же заключает в себе такая структура? Как уже было сказано выше, главной чертой, присущей характеру обывателя, является самодовольство вкупе с обязательно сопутствующей ему ограниченностью. Здесь не место выяснять причинно-следственные отношения этих двух черт, но одно сказать можно наверняка: данные черты роднее сиамских близнецов — с утратой ограниченности прекращает свое существование самодовольство и наоборот. Вот только оба качества настолько коварны, что, отрицая их наличие в себе, каждый тем самым их в себе порождает, а потому самым честным будет сказать, что большинство из нас непременно имеют обывательскую составляющую — в ком-то из нас этой дряни с избытком, кто-то полон ею наполовину, в ком-то ее одна тысячная. Никого, в общем, без греха. И это не удивительно: как минимум последних двести лет именно это обывательское измерение развивали в нас извне, да и сами мы его в себе культивировали, оставив в небрежении и религиозное, и эстетическое, и героическое начало. Вот и имеем результат — во многих из нас зреет или уже звереет обыватель, мещанин, филистер, жлоб. Человечье племя совершило грандиозный скачок от палки-копалки до свиньи-копилки. Мир-амбар, сумчатые люди. А впрочем, побережем желчь: нам предстоит еще на протяжении нескольких небольших главок рыться во всем этом соре, да еще и стараться удерживаться при этом от тошноты и ее замечательных последствий. Поехали!

Обыватель-у-себя

Хотя отрицать наличие в обывателе амальгамы из мыслей и чувств ни в коем случае нельзя, все же говорить о его внутреннем мире и о возможном существовании у него бесконечно совершенствующейся системы ценностей более чем затруднительно; для обнаружения в нем чего-то подобного необходимо нечто такое, что совмещало бы возможности прибора ночного видения и микроскопа. Поскольку все, в чем обычно проявляется «я» человека (имеются в виду его поступки, его дискурс и его творчество), в исполнении обывателя отмечено ошеломляющей стандартностью и явной рефлекторностью, то нет, видимо, смысла вообще анализировать его внутреннюю суть на индивидуальном уровне. Обыватель, как это ни ужасно, сам в себе отчужден, поэтому стоило бы говорить лишь о своеобразном варианте «коллективного бессознательного», в той или иной мере присущего каждому обывателю. В совокупности с инстинктами, из которых особенно силен инстинкт самосохранения, и с рефлексами, основным из которых является пищеварительный, обывательское «коллективное бессознательное» способно весь мир превратить в бескрайнее унылое пастбище, по которому побредет, мерно помахивая хвостами и поводя жующими мордами, сплошное отрыгивающее стадо. Можно сказать, что внутренний мир обывателя практически неотграничен от внешнего, в них обоих происходит один и тот же органический процесс, вообще никакого отношения к душе не имеющий. Так стоит ли, привлекая философскую фразеологию, говорить о каком-то «обывателе-у-себя»? Обыватель живет лишь «для-себя» или, того хуже, «под-себя», причем его «я» скорее фантом, чем реальность.

Обыватель в быту

Что касается быта, о который может разбиться не только любовная лодка, но и вообще все «души прекрасные порывы», то именно здесь у обывателя лежбище. Кухонный чад, шкафы-саркофаги, одр дивана и душеприказчик-телевизор — все это, могущее быть приметой не только обывательского существования и в таком случае второстепенное, для обывателя является целью, единственным жизненным ориентиром. Свести все свое существование к приобретению, обмыванию и пользованию различными предметами быта — вот та задача, которую он считает единственно достойной себя. «Мне», «мое», «для меня» — в этих словах выражена специфическая житейская мудрость, на поверку оказывающаяся гастрономической философией грызуна, какого-нибудь слепыша. Да и тот пиетет, с которым обыватель относится к такому явлению, как семья, тоже напрямую связан с желанием обладать, реализуя при этом максимум своих примитивных потребностей. Кстати, совершенно напрасно мы отличаем многие семейные ценности от обывательских, так как именно в том затхлом быту, над созданием которого активно трудятся «мама и папа, сестренка и брат» либо прожорливая супружеская чета, воспитуются и поощряются хватательные способности, служащие чуть ли не единственным средством коммуникации с миром. Именно в быту, среди всех этих чайников и утюгов, граммофонов и унитазов человек способен захлебнуться, словно в выгребной яме, и больше не быть. Однако же для обывателя лишь быт — одно на свете место, где он может именно быть, во всех же иных местах он способен только казаться.

Обыватель и общество

Обыватель всегда и всюду конформист. Даже в том случае, когда ему предоставляется возможность урвать кусок, но при этом произвести невыгодное впечатление на окружающих, обыватель предпочтет потерять, зная, что в противном случае потеряет больше, а то и — страшно сказать! — все вообще. Поэтому не стоит искать обывателя ни в тюрьме, ни на баррикадах, в то время как в любой лавчонке таких, как он, во всякую минуту застанешь целую отару, да еще двух-трех за прилавком. Также на людях обыватель склонен вовсю оперировать такими своими чертами, как лицемерие, ханжество и, пожалуй, бесконфликтность — качество, вполне умиляющее при мысли о святых, но применительно к обывателю означающее лишь подличанье и беспринципность. Иными словами, к обществу обыватель относится, как к увесистой симментальской корове, враждовать с которой означает остаться без молока и без вареников с сыром. Ну да и общество к обывателю, не помышляющему о бунте, весьма благосклонно — он обычно услужливый работник и работящий прислужник. Там, где интересы общества и обывателя совпадают, мы имеем дело с Системой — обывательской Валгаллой, местом бесконечного производства и потребления.

Обыватель и политика

С одной стороны, обыватель предельно аполитичен — в те безоблачные для него дни, когда доллар тверд, перина мягка и никакие экспроприаторы не подбираются к его сытенькому, уютненькому мирку. Тогда он спокоен: там, наверху, мол, все без нас решат, да и хата моя с краю, я не трону — и меня не тронут. Но уж зато в те времена, когда политика вторгается даже не то что в каждый дом, но и в каждую постель — о, в такие времена обыватель напоминает собой нечто среднее между римским трибуном и московским политтехнологом, в пределах собственной кухни с маху разрубая все гордиевы узлы текущего политического момента. Вообще, надо заметить, многие мировые вопросы находят свое разрешение именно за обывательским столом, в перерыве между подачей блюд или же по окончании трапезы, когда уж можно и подумать. Этакая мысль-отрыжка: поел, попил и подумал. Похоже, главным образом поэтому ему так мила демократия, иногда позволяющая, во-первых, плотно закусить, а во-вторых, сильно выразиться. По той же причине он так чтит цивилизованную Европу (напомню, еще в XIX веке Константин Леонтьев презрительно считал среднего европейца обывателем, называя его «орудием всемирного разрушения»). Но всего интереснее наблюдать за обывателем в период внутриобщественного конфликта, когда он мучительно решает, к какой из сторон примкнуть. И надо отдать должное его своеобразному чутью: практически безошибочно он выбирает ту толпу, где обывателей больше...

Обыватель и культура

«Обыватель и культура» — само это выражение носит характер антонимической пары. Будет общим местом сказать, что обыватель лишен эстетического измерения, что он чужд как музыки, так и поэзии, видя в них лишь одно баловство. Те зачатки вкуса, которые горстка безвестных подвижников пытается привить хотя бы его подсознанию, обывательская душонка разлагает быстрее, чем его печень способна справиться с алкоголем. Поскольку эстетические приоритеты обыватель склонен приобретать через посредство рекламы, то и преклонится он скорее перед портретом холодильника, чем перед «Мадонной Литтой», и предпочтет ежедневное прослушивание электродрели «Полету валькирий». Единственная точка, в которой обыватель согласен соприкасаться с культурой, — это попс, к культуре имеющий главным образом то отношение, что позаимствовал у нее кой-какую терминологию. Возможно, здесь обывателя стоило бы и пожалеть, ведь его откровенно кинули, подменив понятия, всучили ему фуфел, «куклу». Многое можно было бы сказать и об отношении обывателя к культуре в более широком понимании этого слова, однако сделать это не позволяет газетная площадь, столь дорогая в нашем медиакратическом мире. Одно лишь скажу: о культуре обывателя можно говорить с тем же благоговейным чувством, как и о культуре плесневых грибов, выращенной в лаборатории. Это так же красиво.

Обыватель и религия

Все люди — творения Божьи, и нет никаких причин сомневаться, что Бог так же любит всякого обывателя, как и того, кто с обывателем не лег бы на одном кладбище. Вот только, кажется, безответно Божье чувство, иначе почему обыватель норовит скрыться с Божьих глаз подальше, укрыться от Его взора под зонтиком своего самодовольства? Не в том дело, что такой человек грешен, как и все прочие, не в том, что он атеист, и не в том, что Бог всячески изгоняется из мира, что небо становится дальше. Просто всякий обыватель по определению агностик: все то, чего он никогда не пытался понять, он считает непознаваемым — дескать, если и есть Бог, то у Него свои проблемы, у нас же свои, как не работа, так похмелье. Обыватель живет той априорностью, которая не имеет ничего общего с кантовской, она противоположна всякому постижению и в целом сводится к выражению «не знал, не знал и забыл». Практикуя столь изощренный подход к реальности, обыватель сам является тем единственным богом, в которого способен верить горячо и истово. «Эготеизм» — хорошо словцо? Обыватель вообще равнодушен не только к Богу, но и к миру — постольку, поскольку последний не сообщается с его желудком.

* * *

Понимая, что данная тема не то что не исчерпана, но даже едва намечена, автор все же надеется, что ему удалось хоть немного оскорбить обывателя, причем имеет в виду не только обывателя абстрактного, внешнего, но и своего собственного — внутреннего. Если же автор свои силы и свои достижения переоценил, то приходится уповать, что в этой жизни у него еще будет возможность немного покуражиться, попрыгав у обывателя на брюхе...

А в завершение немножко гегельянства. Есть в гегелевской философии такой термин — «снятие», означающий, что нечто должно быть отвергнуто, но вместе с тем и сохранено. Так вот, нам необходимо снять обывательщину как явление, отбросив всю присущую ей мерзость и вместе с тем сохранив погребенное в ней просто-человеческое. Да и самого обывателя необходимо снять — снять, как вражеского часового.

ОПРОС

Собираясь провести очередной опрос, я едва не совершил непростительную глупость. Дело в том, что тот вопрос, который я собирался задать прохожим, звучал так: «Считаете ли вы себя обывателем?» Но чуть ли не в последний момент мне пришла в голову мысль, что оскорбительнее такого вопроса может быть лишь вопрос: «Считаете ли вы себя сукиным сыном?» И, спохватившись, я сменил формулировку, значительно смягчив ее: «Обыватель — что это за птица?»

Сергей Александрович, 38 лет, торгует книгами:
— А вот! (Широко разводит руками). Вот это все и есть обыватели, которых ничего, кроме собственных проблем, не интересует.

Сергей, 24 года, программист:
— Обыватель? Ну, я не знаю, обычный человек, такой, как все. Большинство людей — обыватели, и это нормально.

Денис, 28 лет, работает в «управлении»:
— Обыватель — это человек, который старается никому не мешать, ни во что не вмешиваться. Только я не понял, ты что-то против таких имеешь? А мне они не мешают, у меня и без них забот хватает.

Ржавый, 30 лет, охранник:
— Обыватель — это желудок.

Антонина Петровна, 62 года, пенсионерка:
— Сейчас все кому не лень нападают на обывателя! А мне кажется, человек должен побольше собой заниматься, работой, семьей, а не судить других. У каждого своя жизнь, и людей всех жалеть надо, в том числе обывателей.

Михаил, 21 год, студент:
— Я-то точно не обыватель. Но их сейчас много, это правда. Время сейчас такое, что если хочешь выжить, ты должен стать обывателем — бегать, крутиться, зарабатывать.

Олег, 21 год, студент:
— Точно сказать не могу, но что-то плохое. Что-то типа дурака, тупого человека.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 51, 29.12.2004
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 410 хитов: 11764
вчера: 854/23332
время генерации: 0.041800022125244; SQL запросов: 11