Медиагруппа «Антенна»  

ПРИЗРАК КГБ БРОДИТ ПО ЕВРОПЕ!

Валерий ВОРОТНИК, Владимир МАМАЛЫГА# 7, 25.02.2004

Уотергейтский скандал привел в свое время к отставке президента США. Причиной скандала стало обнародование того факта, что, по указанию американского президента, тамошние спецслужбы вели слежку за группой конгрессменов и сенаторов. Украинский генерал внешней разведки в прошлую среду, в самый канун визита Леонида Кучмы в Германию, заявил, что обладает подобной информацией. Моментально внимание мировой прессы на некоторое время сконцентрировалось на некоем украинце с дипломатическим паспортом — Валерии Кравченко.

ЯВЛЕНИЕ НОВОГО МЕЛЬНИЧЕНКО

Он просто явился в офис радиостанции «Немецкая волна» и представившись генералом украинской внешней разведки, предложил выступить в эфире с сенсационным заявлением, суть которого сводилась к обнародованию информации о том, что украинская внешняя разведка вела негласное наблюдение за оппозиционерами и высокопоставленными государственными чиновниками, выезжающими с визитами на Запад.

Интересная деталь — разоблачения Кравченко, видимо не случайно, совпали по времени с переговорами между канцлером Шредером и Кучмой. Скандал, который вспыхнул после заявлений генерала-перебежчика, создал фон для освещения западной прессой пребывания украинского президента в Германии. Немецкая пресса пестрела заголовками типа «Жесткие обвинения в адрес Кучмы...». Однако, кроме устных обвинений, генерал никаких иных документов не представил, сообщив, что они являются секретными и он их передаст лишь украинским следственным органам.

Заявления генерала стали хитом западной прессы на несколько суток. Затем их органично сменили вполне лояльные репортажи о встрече Кучма — Шредер. Украинская печать вплоть до воскресенья хранила гробовое молчание. Не было ни одного упоминания и в теленовостях. В Интернете, в основном с подачи «Украинской правды», визит корреспондентов которой в Германию был оплачен американским спонсором, появилась скудная и размытая информация о сенсации. Однако ее украинская печать пока не подхватила. Так что данная публикация во многом является эсклюзивом «Антенны».

Сначала о личности генерала. Ему 58 лет – пенсионный возраст для военнослужащего. Он родился в Новочеркасске Ростовской области, пять лет учился в Высшей школе КГБ. В Киевском управлении КГБ работал, как сам он заявил в своем интервью, «по пятой линии – антисоветская агитация и пропаганда». «Все диссиденты шли по пятой линии. Но мне не подфартило, я против Стуса, Дзюбы не работал», — прозвучало в интервью, опубликованном на страницах «Украинской правды». В 1980 году его отозвали в Москву в Первое главное управление разведки. Два года работал в афганской провинции Гур, потом три года в Кабуле. В годы украинской независимости с 1996 года местом его работы был Бонн, с 1999 года — Берлин. По возвращении в Киев стал первым заместителем начальника Главного управления разведки СБУ. В апреле 2003 года вновь переведен в Берлин. Здесь он официально работал на должности офицера связи посольства, но, судя по всему, в должностные обязанности Кравченко входила разведывательная деятельность в том объеме, который может себе сегодня позволить Украина. Далее произошли события, о которых рассказал в своем интервью «УП» сам генерал.

— Что Вы думаете по поводу заявления СБУ, где сказано, что Ваше выступление — это попытка остаться в Германии после решения отозвать Вас на Родину? При том там сказано, что такое решение принято, в том числе, по состоянию здоровья.

— А вот это неправда. У меня есть доказательства, что меня вызывали не в связи с этим. Меня вызывали для рассмотрения вопросов, связанных с обеспечением безопасности президента Кучмы во время его визита в Берлин. Вызывали в Киев с 13 по 16 февраля, а не 11 февраля, как указано в заявлении СБУ. Но я человек, который уже 30 лет работает в этой конторе. И знаю, как это делается. И что такие совещания проводятся не за четыре-пять дней до визита, а за месяц-полтора.

Ну и еще один момент. У меня достаточно друзей, работающих там. Я было собрался уезжать в Киев, но решил позвонить. И мне сказали: «Валера, тебя просто отзывают. Никакого совещания не будет. А потом твою жену с твоими вещами просто выбросят». Раньше существовал такой метод: якобы вызывают в командировку...

— Но ведь СБУ имеет право Вас отозвать?

— Конечно, имеет. Но для этого они должны меня пригласить, поговорить: в связи с такими-то причинами, возрастом мы вас отзываем... Но меня обвиняет СБУ не только в этом. Что у меня какой-то меркантильный интерес... Но вы представьте: остаться здесь – что я буду здесь делать? Что, мои материалы представляют интерес для Германии?

— Но можно просто стать политическим беженцем и жить на средства правозащитной организации...

— Это вам известно, а мне об этом неизвестно. Я всегда жил на зарплату, это мой единственный меркантильный интерес.

— Какая у Вас была зарплата в Берлине?

— Не такая большая, 2 000 евро.

— А в Киеве Вы получали?...

— 350-400 долларов. То есть вы спрашиваете, есть ли «меркантильный интерес» в том, что здесь можно больше заработать? Но это меркантильный интерес любого человека!

РАЗОБЛАЧЕНИЯ

Валерий Кравченко заявил, что получал как офицер разведки указания от руководства следить за оппозиционерами. Эсклюзивом эти слова не назовешь. С 1998 года лидеры украинской оппозиции время от времени делали подобные заявления. Правда, ранее от них СБУ всячески открещивалась, мол, это «революционерам» чудится. Некоторые из оппозиционеров представляли и определенные малоубедительные доказательства. Однако доказать очевидные вещи было просто невозможно. Невозможно вплоть до того момента, как офицер президентской охраны Николай Мельниченко не начал методично обнародовать на Западе стенограммы разговоров, записанных в кабинете Президента Украины.

Майор Мельниченко сам по себе является отдельным явлением украинской политики. Не-однозначно, по мнению многих, звучат его заявления, что пленки, дескать, записал он сам без посторонней помощи. Украинские следственные органы за прошедшие годы так и не представили общественности мало-мальски правдоподобной версии того, как пленки оказались в руках майора охраны. Однако сами пленки и их расшифровки время от времени будоражили общественное сознание. К некоторым политическим событиям традиционно приурочивалось обнародование очередного фрагмента. Вот эта-то деталь и настораживала. Из каких побуждений Мельниченко «сливал компру» на режим дозированно, тщательно сверяя ее с политическим пульсом страны? Ведь было бы вполне логичным, если бы майор, оказавшись на Западе, просто через некоторое время обнародовал бы все фрагменты записей одномоментно. Однако этого так и не произошло. До сих пор с подачи Николая Мельниченко время от времени появляются новинки. Правда, новых сенсационных разоблачений не было уже примерно с год...

В отличие от Мельниченко, Кравченко пока не нарушил украинского законодательства и его Украина официально преступником не считает. Правда, лет этак двадцать назад за подобный поступок Валерия Кравченко безусловно ожидала бы судьба Гордиевского – печальноизвестного советского шпиона-перебежчика на Запад. Гордиевского выкрали советские агенты и, по заверениям другого разведчика-перебежчика, ставшего известным писателем Виктором Суворовым, живьем сожгли в топке крематория, сняв казнь на кинопленку и демонстрируя этот фильм в разведшколе в качестве устрашения для молодых разведчиков.

Валерий Кравченко пока ограничился устными умозаключениями. Он утверждает, что никаких секретных документов никому не передавал. Однако в его интервью постоянно слышны намеки на наличие компрометирующих «злочинный режим» документов. Вот что он непосредственно рассказал (цитируется согласно интервью в «УП»):

— Г-н Кравченко, известно, что Вы начали работу в Берлине как офицер безопасности в апреле 2003-го. Спустя месяц, в мае 2003-го в немецкую столицу приехали все лидеры украинской оппозиции – Ющенко, Мороз и Тимошенко – по приглашению Социал-демократической партии Германии. Были ли тогда указания по поводу слежки за ними?

— Указания поступают по-разному, могут и по телефону. Но слова к делу не пришьешь. Поэтому нет смысла и говорить – поступали тогда такие указания или нет. Это все равно будет опровергнуто.

Речь идет о другом. Когда мы говорим о преступлениях режима Кучмы, то встает вопрос: а доказательства где? Так вот, у меня такие доказательства есть. И они в распечатанном виде, которые я могу предъявить в Генпрокуратуру и комитет Верховной Рады по правам человека. Речь идет о преступлениях высоких должностных лиц Украины.

— В чем состоят эти указания?

— Из Центра, из Киева поступают указания осуществлять слежку за оппозиционерами, пребывающими на территории Германии.

— Речь идет о том, чтобы за ними следом по улицам Берлина ходили «топтуны» — наружное наблюдение?

— Нет, конечно. Это сбор информации – кто с кем здесь встречается, кто поддерживает их среди немецких политиков, общественных деятелей. Выступают ли эти лица с критикой, каков ее характер.

— Когда впервые Вы получили такие указания?

— Это ноябрь — декабрь 2003-го. Может, есть циркуляры за январь 2004-го, надо посмотреть в мои документы...

— Эти инструкции – они в зашифрованном виде?

— Ясное дело, это закрытая связь. Это передается по электронной почте, существует определенный способ связи, как это передается. Если бы эти документы были открытые, я бы вам их показал. Но, поскольку они с грифом «для служебного пользования», то я, естественно, не могу это сделать. Потому что я нарушу закон. И поэтому я передам этот материал не в СМИ, а тем, кто подобными вещами должен заниматься.

— Чья подпись стоит под этими циркулярами?

— Руководителя разведки господина Синянского Олега Григорьевича.

— Объясните, почему раньше указания приходили в устной форме, а сейчас стали в письменной?

— Я так думаю, что с приходом нового руководства СБУ – Смешко Игоря Петровича и Синянского Олега Григорьевича – где-то, может, непрофессионалы пришли в разведку... Или считают, что все должны падать ниц и исполнять.

Вот сегодня президент Кучма заявил, что он хочет всех этих КГБистов выбросить из органов власти. Наверное, правильное решение. Но почему он это не сделал три-четыре года назад? Я так думаю, это связано не с присутствием в рядах СБУ бывших сотрудников КГБ. Причина в другом: отдавать мне преступные указания намного сложнее. Я человек с определенным жизненным опытом, имею жизненную философию. Я просто могу не выполнить это указание господина Кучмы, Смешко, Синянского. Наверное, с молодыми им легче работать. Сказал капитану – он взял под козырек, и все дела. А генералу приказать сложнее.

— В интервью «Немецкой волне» Вы сказали, что одно из таких указаний касалось отслеживания в Германии проведения форума «Нашей Украины» в самой Украине. О каком форуме шла речь?

— Этот форум должен был состояться в Киеве в декабре 2003 года. На него должны были быть приглашены известные политические деятели из США, Великобритании, тот же Збигнев Бжезинский (бывший советник президента США по нацбезопасности), Вацлав Гавел (бывший президент Чехии). Туда хотели пригласить Солану (верховный комиссар ЕС), Проди (президент Еврокомиссии), Геншера (экс-министр иностранных дел Германии).

— А почему это касалось Германии?

— Потому что пришло указание собирать информацию о том, будет ли этот форум, когда, кто из политиков Германии поедет туда? С какими выступлениями?

— То есть этот циркуляр, о котором Вы говорили в эфире «Немецкой волны», он не касался приезда сюда кого-то из оппозиции и физической слежки за ними?

— Я не хочу, чтобы была подмена понятий. Когда я говорю «слежка», я имею в виду сбор информации. Это то, чем разведка занимается. Если вы думаете, что «слежка» — это ходить следом за оппозиционером, то это не так.

— Приходили ли указания в связи с приездом кого-то из политиков в Берлин?

— Они касались вообще приезда украинских делегаций сюда, отслеживания их встреч. Необходимо было сообщать, звучит ли там критика в отношении президента, существующего строя в Украине. Были также указания осуществлять сбор информации о приезде сюда чиновников – «от министра и выше».

— Фамилии можете назвать?

— Я же уже говорил – блок «Наша Украина».

— Но кто приезжал от них за это время в Германию?

— В мае, допустим, Ющенко.

— Но ведь тогда, в мае не было письменных указаний! Была ли Тимошенко в это время?

— По-моему, она была, когда приезжал Сан Саныч Мороз – на юбилей Социал-демократической партии Германии.

— Это был конец мая 2003-го. А после этого здесь разве были лидеры оппозиции?

— Вы поймите простую вещь – преступность того, о чем я говорю, уже есть в самом факте таких инструкций. Это нарушение закона о разведывательных органах! А вы говорите: раз не приехал оппозиционер, то вроде бы и нету преступления. Преступление заключается в том, что высокопоставленные лица в Украине давали преступные указания своим сотрудникам за рубежом. Выполнялись они или нет – это другой вопрос. Нарушение закона именно в этом – что поступает преступное указание.

Причем они поступали не только мне, но и в другие страны. Вот в чем суть, и об этом я заявляю – о преступных указаниях, а не о том, что кто-то за кем-то следил. Я заявляю о преступных действиях президента, поскольку по закону о разведывательных органах он осуществляет общее руководство разведкой. Потом идут его подчиненные – руководитель СБУ и руководитель управления разведки.

Если президент не знал о таких преступных приказах, то он должен, получив эти документы, поручить проверить, кто давал эти указания. Если Смешко не давал таких указаний, может быть, Синянский? А может, это и они не давали, может, какой-то лейтенант это все придумал? Но лейтенант не мог этого делать, потому что там стоит подпись руководителя разведки.

— Были ли такие указания не только относительно оппозиции, но и провластных деятелей?

— Если в циркуляре стоит формулировка «от министра и выше» или же «в отношении украинских делегаций», то мне трудно сказать, о чем идет речь. В любом случае это нарушение закона – на территории Германии я не имею права осуществлять сбор информации о гражданах Украины.

— Отслеживали ли Вы факты финансирования украинских партий из Германии?

— Нет. И вообще в условиях Германии это сделать достаточно сложно.

— Какие у Вас официальные обязанности и функции, если вы отказывались исполнять такие указания?

— Я офицер безопасности. В мои функции входит обеспечение безопасности посольства и наших дипломатов. А также обеспечение безопасности охраняемых лиц – Президента Украины, главы Верховной Рады, премьер-министра.

КОМУ ВЫГОДНО?

Факт, что свои разоблачения Кравченко сделал в канун немецко-украинских переговоров на высшем уровне прежде всего наталкивает на мысль о том, что один из главных возможных побудительных мотивов — стремление осложнить переговорный процесс. А выгодно это могло быть в первую очередь России, для которой любой шаг по сближению Украины с Западом означает отход от «близости» с Москвой. Но с учетом некоторых стратегических разногласий между ЕС и США можно вполне допустить и присутствие заокеанского фактора. Ведь не секрет, что некоторая часть украинской оппозиции открыто пользуется взаимной симпатией с правительством США. Было бы глупым не использовать в очередной раз подвернувшуюся возможность для усиления аргументации оппозиционеров в борьбе со «злочинным режимом».

Что же касается самой сути «сенсационных» заявлений Кравченко – ничего нового в них нет. И если в конце концов украинская генпрокуратура и найдет в них признаки нарушений закона, то свидетельствовать они будут в первую очередь против руководителей СБУ, внешней разведки и, возможно, СНБО, но ни в коей мере не против Кучмы. Поэтому складывается впечатление, что вся громогласность заявлений Кравченко — во многом лишь хорошо организованный пиар.

Ну а теперь о самом главном мотиве. Представляете, что случится с Украиной, если каждый офицер спецслужбы или чиновник, владеющий хоть мизерной гостайной, в предпенсионном возрасте попробует «втюхать» ее (тайну) прессе или Западу? И какая разница, будут ли мотивы выглядеть как разочарование или стремление разоблачить преступников, которым раньше служил верой и правдой?

В любом случае Валерий Кравченко добился главного – шумихи вокруг своего имени. Серьезных разоблачений пока не последовало. То, что он сообщил, во многом было очевидно и ранее. Сенсации в этом нет. Во всяком случае пока.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

По информации, которой располагает «Антенна», еще несколько лет назад, сразу после бегства Паши Лазаренко, Министерство иностранных дел Украины приняло решение отбирать у высокопоставленных чиновников служебные или дипломатические загранпаспорта и хранить их у себя в канцелярии, выдавая документы лишь на время загранкомандировок. Но способа воспрепятствовать тому, что кто-то откажется возвращаться по окончании командировки в Украину, пока не придумано.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 7, 25.02.2004
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 234 хитов: 5513
вчера: 582/19957
время генерации: 0.22547101974487; SQL запросов: 11