Медиагруппа «Антенна»  

Благословите женщину

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 19, 19.05.2010

Благословите женщину на любовь, на безумство ночей, на торжество рассветов, на радость материнства! И вознесите ее на пьедестал, достойный уважения и обожания Мадонны... Увы, наш домострой унизил женщину, превратил ее в рабыню, опошлил семейные отношения. Ярким примером является жизнь черкасщанки Светланы. Всю себя она отдала детям и мужу. В итоге услышала от родной дочери: «Пошла вон, старая сука!» В суде дочь цинично заявила: «У меня ребенок, и мне необходимо жилье!» Дочь выгнала босую мать на улицу.


Не графит — не сотрется

Мария Ивановна рано овдовела. В 20 лет она осталась одна с крошечной дочуркой на руках. Во второй раз замуж не вышла. Женщина жила в одном из сел под Черкассами. Всю ее жизнь заполняла работа сельского фельдшера да любовь к единственной дочери Светлане. В мечтах она видела свою Светланку с дипломом врача. А дочь радовала мать отличными оценками.

Их безмятежную жизнь изменило появление в селе Аркадия. Парень пришел из армии, устроился на работу в Черкассах. Девушки заглядывались на смоляные кудри, лукавые карие глаза балагура Аркаши. Влюбилась и Светлана. Она оканчивала десятилетку, готовилась к экзаменам в мединститут. Вместо этого выскочила замуж. Немало слез выплакала Мария Ивановна, пока смирилась с появлением в доме зятя. Об институтском дипломе пришлось забыть: вскоре Светлана уже стирала пеленки и варила каши дочурке Маше. Свою первеницу Светлана назвала в честь матери.

Вместе с младенцем Светлана приехала к маме в село. Аркадий был у тещи редким гостем.

Мария Ивановна видела, как ночами тихонько плакала в подушку Светланка. Как-то теща шла мимо пруда и застукала зятя в обществе девушек. Терпение ее лопнуло. И вечером она завела строгий разговор с Аркадием. Мол, зятю пора и честь знать, он обязан забрать жену с ребенком в общежитие. Зять не возражал. Тем более, завод выделил молодоженам большую комнату в общежитии в центре Черкасс.

Светлана ожила, превратилась в прежнюю хохотушку. Она все еще горячо любила мужа.

Вечерами юная женщина оставалась одна с малюткой. Светлане тогда едва исполнилось восемнадцать лет. Аркадий работал в две смены. А словоохотливые кумушки доносили, что муженек остается ночевать у любовницы и вовсе не пашет в ночную смену.

— Не графит — не сотрется, — обрывала разговоры сплетниц. Однако и сама не смогла долго отмалчиваться. Как-то высказала любимому все, что наболело на сердце.

— Дура! — ножом полоснул по сердцу крик мужа. Так возник первый скандал. За ним последовала череда семейных ссор.

С милым рай и в шалаше

Машенька болела, и работать с больничными Светлана не могла. Она занималась ребенком, готовила еду для мужа, стирала, убирала. Аркадий привык каждый день менять свежую рубашку, одевать выглаженные женой брюки. Работал он рядом с общежитием, поэтому и обедал дома.

Муж выделял деньги только на продукты. А теща, жалея дочь, продолжала ее одевать. Она содержала в хозяйстве табун гусей, уток, кур, выкармливала по трое поросят. По воскресеньям зять во дворе тещи грузил багажник всякой снедью — мясом, яйцами, молодой картошкой. Мария Ивановна старалась, чтобы дочь с внучкой полакомились гостинцами из села.

Теща не расспрашивала, почему зять покупает новую модель «Жигулей», а денег на белье жене у него не хватает. К тому же дочери снова удалось устроиться на работу, на этот раз медсестрой в больницу.

Но вскоре родился Олежка. Крошечный сынок рос еще более болезненным, чем дочь. У мальчика подозревали астму. Каждый день, провожая сыночка в школу, мама клала в карман ингалятор на тот случай, когда ребенку станет плохо, следила, чтобы мальчик не бегал, не стоял на сквозняках, чтобы не простыл, и не поднялась температура.

Рабочие на заводе получали жилье. И Светлана начала выбивать полагающуюся семье квартиру. Женщина брала на руки двух малышей и обходила кабинеты чиновников. Через полтора года ей удалось сокрушить стену бюрократии. Семье выделили двухкомнатную квартиру в новостройке в Юго-Западном микрорайоне Черкасс.

Новоселью обрадовалась и теща. На собственные деньги Мария Ивановна приобрела мебель в подарок дочке.

Дети посещали школу. Вместе с ними училась и мать. Она стала членом родительского комитета. Муж не любил посещать родительские собрания. У него не было времени даже сводить детей в зоопарк или кинотеатр.

И Олег с Машей привыкли, что в семье за все отвечает мать — за детские оценки в школе, за обеды, за чистую одежду.

Мама всегда рядом

Как всякая мать, Светлана гордилась детьми. Маша окончила школу, финансовый техникум. Здесь проявил заботу отец — устроил Марию в бухгалтерию на предприятие, где он работал мастером.

Дочь старалась сделать карьеру, продвинуться на работе. Заочно она поступила учиться в финансовую академию и получила диплом о высшем образовании. Вскоре ей улыбнулось счастье — девушка влюбилась.

Своего избранника Андрея она познакомила с родителями. Парень официально сделал предложение. И родители начали готовиться к свадьбе.

Маша порхала на крыльях любви. Андрей не на шутку вскружил ей голову. Поэтому Светлана забеспокоилась, когда дочь пришла домой бледная, места себе не находила. Наконец неслышно отворила дверь на кухню, где Светлана хлопотала у плиты, вошла, словно тень.

— Мамочка, я беременна. Андрей отказывается жениться. Его мать потребовала сделать аборт, — сказала заплаканная дочь.

Любовь разбилась, когда любимый узнал о беременности невесты. Мать Андрея заявила, что сын обязан помочь своей сестре получить высшее образование, только после этого он может жениться. И парень оставил Марию.

Разочарованная предательством, дочь долго приходила в себя. Она хотела покончить с собой. И мать принялась успокаивать несчастную дочь, уверяла, что впереди ее еще ожидают и любовь, и счастье, а они с отцом помогут вырастить ребенка. Мать присматривала за дочерью, словно за маленьким ребенком, пока та не пришла в себя.

К тому времени Светлана работала в регистратуре больницы. Никто в семье не обсуждал, что потеряет вместе с работой Светлана. Само собой подразумевалось, что женщина обязана была оставить работу. Родилась маленькая внучка Олечка. На предприятии выделили молодой маме с малышкой комнату в общежитии. Маше было трудно осваиваться на новом месте, томиться в ожидании, когда выстраивалась очередь к плите на общей кухне.

Светлана просыпалась на рассвете, добиралась до общежития, становилась к плите, чтобы приготовить завтрак для Машеньки и внучке, убирала, стирала. Уставшая поздно вечером она возвращалась домой. Так продолжалось семь лет, пока Олечка не пошла в школу.

За все эти годы никто в семье не спросил у Светланы, трудно ли ей добираться в переполненном транспорте до общежития, тянуть на своих плечах два дома?

Семья с легкостью пережила неприятности, когда Марию попросили освободить комнату в общежитии. Мол, подошла квартирная очередь, и она получит двухкомнатную квартиру. Впоследствии выяснилось, что с жильем ее обманули. И все же Мария радовалась, что ввернулась к родителям. Под крылышком мамы было удобно жить, не заботясь о быте. На столе всегда ожидал завтрак. Бабушка отводила внучку в школу.

На предприятии устраивали праздничные вечера, огоньки. Дочь с отцом нарядно одевались и шли вместе в заводской дом культуры. Никто из них не считал нужным пригласить развлечься мать.

Праздновали день рождения внучки Олечки, которой исполнилось семь лет. Светлана с утра хлопотала на кухне. В обед она зашла в спальню, прилегла отдохнуть. Тут прибежала Олечка.

— Бабушка, мама сказала, что ты за стол с гостями не сядешь, — наивно лепетала девочка.

Сердце сжалось от резкой боли, перехватило дыхание. Приходили гости. И Светлана слышала, как дочь уверяла всех, что мать закрылась в спальне и отдыхает.

Женщина вдруг поняла, что дети выросли, живут собственной жизнью. Она же никому не нужна, ее считают прислугой в собственном доме.

Тени и призраки

— Закрой рот, ты здесь никто, и зовут тебя никак! — воскликнул муж во время очередного скандала.

Под ногами поплыла земля, и Светлана потеряла сознание. Очнулась и увидела перед собой дочь, которая натирала ее виски нашатырным спиртом. Никто не вызвал карету «скорой помощи».

На второй день из села приехала мать, отвезла Светлану в больницу. Кардиограмма показала микроинфаркт.

Она начала болеть. Когда в очередной раз потеряла сознание, муж выделил деньги на УЗИ. Врач сообщил неутешительную новость — требуется операция, желчный пузырь забит камнями.

— Ну что, уже вылечилась? — с презрительной улыбкой встретил жену Аркадий.

В больницу Светлану отвозила мать. 68-летняя Мария Ивановна дала деньги на операцию дочери. Больную так ни разу и не пришли проведать ни муж, ни дочь, ни сын.

25 мая — в годовщину свадьбы — муж принес судебную повестку о разводе. Аркадий не скрывал наличие любовницы. Светлана вновь потеряла сознание и оказалась на больничной койке в кардиологическом отделении.

После возвращения жены из больницы муж просил прощения. Он уверял, что осознал, как дорога ему жена, и как он боится ее потерять. Мол, исковое заявление из суда он забрал и не желает больше думать о разводе.

Светлана понимала, что муж циничной ложью прикрывает жадность. Ведь при разводе придется делить имущество, жилье. Аркадий не желал ничего терять.

Скандалы возобновились. Во время одной из ссор Аркадий схватил кухонный нож и бросился на жену. От удара ножом треснула и разлетелась пуговица на халате, лезвие пропороло бюстгальтер и воткнулось в грудь.

— Зарежу, сука, освобожу детей от тебя! — орал Аркадий. Изо рта разъяренного мужчины шла пена.

«Неотложка» снова доставила Светлану в кардиологическое отделение с высоким давлением. Врач удивился ее появлению.

— Если еще раз вас доставят в таком состоянии, то вам прямая дорога на кладбище, — сокрушался он.

Забирать дочь из больницы вновь приехала Мария Ивановна. Она отвезла еще слабую дочь в квартиру друзей, которые работали за границей.

Светлана продолжала ходить на работу, понимая, что сын и дочь равнодушны к ее судьбе. 25-летний Олег женился, переехал жить к молодой жене. Отец подарил ему новенький автомобиль.

Светлана не знала, что Аркадий живет у любовницы. А квартиру он пообещал переписать на дочь, выгнав жену на улицу.

Как-то Светлана наведалась в квартиру за вещами, начала собирать в сумку белье, сняла с плечиков в шкафу платье, халат. Мария набросилась на мать с кулаками и ударила ее по лицу.

— Это моя квартира! Убирайся отсюда, старая сука! — орала дочь.

Она схватила сумку, вещи матери и выбросила за дверь. Босой Светлана выбежала их собирать. Оскорбления дочери жгли огнем, слезы скатывались градом по щекам. Вышли соседи, начали помогать собирать вещи.

Светлана разменяла пятый десяток. Она выглядит молодо. Поражают большие грустные глаза. Марии исполнилось 33 года, подрастает ее дочь. Женщина не знает, какая судьба ожидает ее, какие слова скажет ее дочь матери, и как поведет себя, когда потребуется сочувствие больной Марии.

Закон безмолвствует, когда Фемида пляшет по понятиям

Государство поддерживает ужасающий домострой, превращая женщину в рабыню. Судебные вердикты Фемиды поражают своим цинизмом. Трудно сказать, по каким понятиям разбирались иски в нашем деле. Ибо о законе здесь трудно говорить.

Вскоре Светлана получила повестку в суд. Муж подал иск, требуя выписать жену из квартиры.

— Вы хотите выгнать мать на улицу? — спросил судья у Марии.

— У меня ребенок, и мне нужна квартира, — цинично ответила молодая женщина.

Иск рассматривался Сосновским районным судом. 18 января 2010 года суд вынес решение о лишении Светланы прав на жилье. При этом суд применил разъяснение Пленума Верховного суда Украины в п.10 постановления №2 от 12.04.1985г. «О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Жилищного Кодекса Украины», который гласит, что в делах о признании нанимателя жилья или членов его семьи такими, которые потеряли право пользоваться жилым помещением (ст.71 ЖК), необходимо установить причины отсутствия ответчика в жилье больше установленных сроков. Следует сказать, что Аркадий не спешил с приватизацией квартиры, чтобы иметь возможность выписать жену, сославшись на ее отсутствие более полугода.

Однако суд проигнорировал многочисленные больничные листы Светланы, ее операцию, заключение медкомиссии о ее болезни. По закону муж обязан оплачивать больничные счета, поскольку официально их брак не был расторгнут. Однако почему-то их оплачивает престарелая мать.

Муж утверждает, что фактически отношения с женой прекращены с 2008 года. Так почему же он официально не подал на развод? Не потому ли, что придется делить квартиру и имущество, в том числе гараж с машиной? Придется расстаться с дорогой мебелью, подаренной Марией Ивановной дочери.

Поскольку не было раздела имущества, то не было установлено, какую часть квартплаты должна платить Светлана.

Суд выселяет на улицу члена семьи, не интересуется фактами его жизни. А они свидетельствуют о семейном насилии. Почему не приняты во внимание показания соседей, которые видели, как босая мать собирала вещи, выброшенные дочерью Марией? Существуют показания свидетелей, что сын не пускал мать в дом. Не дана оценка свидетельским показаниям мужа, который утверждал, что отвез вещи Светланы в село к ее матери. А ведь они свидетельствуют, что Светлана не сама ушла, а ее выгнали из собственной квартиры.

На момент судебного разбирательства у Светланы не было на руках ключей от квартиры. Их у нее отнял муж. Так как же она могла попасть в помещение? Да и не отсутствовала женщина семь месяцев неизвестно где. Потому что по несколько раз в неделю приходила к дому, а попасть в квартиру не могла.

О том, что Светлану не пускают в квартиру, женщина постоянно жаловалась участковому инспектору милиции. Почему его показания не приняты во внимание? Наконец, в марте 2009 года по ее заявлению выезжал наряд милиции. Почему, выбрасывая из собственной квартиры больную женщину, суд не замечает очевидных фактов?

17 марта 2010 года вынесла постановление коллегия судей судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда Черкасской области, оставив в силе решение районного суда. Удивительно, трех судей не заинтересовал банальный вопрос: а как Светлана без ключей могла попасть в собственную квартиру? И на каких основаниях у нее отобрали ключи? Да и муж обитает вне стен спорного жилья.

Тяжело родиться женщиной в нашей стране. Пока молода — тебя используют, как вещь. Состаришься — рискуешь услышать, мол, ты — никто. Да и в суде на тебя будут смотреть, как на пустое место.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 19, 19.05.2010
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 691 хитов: 35686
вчера: 638/58805
время генерации: 0.011933088302612; SQL запросов: 11