Медиагруппа «Антенна»  

Блеск и слезы юбилея

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 4, 03.02.2010

Нынешний год признан юбилейным. Под гром оркестров и брызги шампанского вельможи собираются праздновать 65-летие Победы над фашизмом. А что же герои великой битвы? Как всегда, униженные, растоптанные, со слезами на глазах они загибаются под бременем произвола и нищеты. На этот раз трагедия в Черкассах разыгралась в Приднепровском районном суде, с помощью которого аферистка собирается упечь престарелую вдову фронтовика в психушку и отобрать трехкомнатную квартиру. История для Черкасс не новая. Полистайте подшивку «Антенны». Сплошь и рядом пестрят публикации о черкасских ужастиках, как сажали в психушки людей, пребывавших в здравом уме, как выбрасывали на улицу несчастных психически больных, отбирали у них жилье. Хотя бы одного негодяя наказали, просто для замыливания глаз общественности? Увы!.. Нынче вопиющее беззаконие происходит на глазах у прокуратуры, куда обращалась дочь несчастной 91-летней вдовы.

Давайте разберемся, дорогой читатель, кто у нас мошенник, и что это за власть такая, превратившая свободных граждан в бессловесных рабов?


Подранки войны

Когда-то война смерчем ворвалась в их жизнь. Двое детишек чудом уцелели под бомбежками, а потом осиротели, оставшись без матери. Юная Соня в 1941 году получила похоронку на мужа и стала матерью сиротам.

Ровно через 65 лет по жизни троих, убеленных сединами, пожилых людей пройдутся катком, растоптав все святое, поглумившись над доверчивыми душами. И вот вопрос, кто оказался более бесчеловечным — фашисты, фанатики нацистских идей, которые уничтожая врага, не щадили детей малых, или нынешние шулера разных мастей, готовые за копейку переступить и через ребенка, и через старушку? В прошлую войну армия освобождала от коричневой нечисти страну, даря людям надежду на мир и счастье. Нынче народ превращен в бессловесных рабов. А прокурор пребывает в беспределе, наплевав на законы, которые обязан защищать по долгу службы.

С кем воюем, господа? С собственным народом, истребляя его под корень?

Итак, обратимся к памяти о прошлом, которая много лет живет вместе с Тамарой Евгеньевной. В июне 1941 года Томочке исполнилось два годика. Ее братик Стасик только родился. Отец с дедушкой ушли воевать на фронт. С двумя малышами остались мать с бабушкой.

Фашисты оккупировали Черкассы. Во время отступления немцы согнали с родных жилищ горожан. Стояла холодная осень. Мама везла дочь в коляске. А бабушка погрузила одежду, мешок с сухарями и внука на небольшую повозку. И сама впряглась вместо лошади. Тяжело добирались беженцы к лесу. Налетели вражеские самолеты и начали бомбить.

Тамара Евгеньевна закрывает глаза и слышит вой самолетов, свист летящих бомб, вопли, стоны мечущихся в панике людей. Бабушка бросилась на землю и своим телом прикрыла двух маленьких внучат. Мать простыла, надрывно кашляла. Бабушка размачивала сухари и кормила ими внуков, больную невестку.

Наконец они добрались до села Чернявка. На околице постучали в крайнюю избу. Хозяева пожалели детишек и пустили беженцев в дом.

В Черкассы возвращались весной. Город встретил их дымом пожарищ, руинами. На месте их дома дымились разрушенные стены. Они получили ордер на жилье рядом с родным пепелищем в доме сбежавшего старосты. Жилище разделили на четыре семьи. Бабушке с больной невесткой и внучатами достались две комнаты.

Письмо с фронта от отца нашло их осенью. Он прислал деньги на лечение жены. Увы, мечтам не суждено было сбыться — женщина умерла от туберкулеза.

Отец с дедушкой пришли с войны осенью 1945 года. Отец возобновил учебу в Черкасском пединституте. Он получил диплом учителя математики и устроился в школу. Там он и познакомился с молодой учительницей Софией.

Она рано овдовела. Перед войной Соня вышла замуж, прожила с мужем восемь месяцев и провела его на фронт. Вскоре получила на любимого похоронку.

Тамара помнила родную мать только по фотографиям. Бабушку назначили заведовать детсадом сахарного комбината. Она взялась отстраивать разрушенные помещения, сутками пропадала на работе, возвращалась домой поздно. Тома тосковала по материнской ласке. Малышка засыпала в кроватке, крепко прижимая к груди фотографию мамы.

Однажды отец нарядил дочурку и привел в общежитие. Там он подвел девочку к женщине, которую назвал Сонечкой. Соня прижала к груди малышку. А Тамара крепко обвила ручонками шею женщины и прошептала: «Мамочка, родненькая!».

Так у них с братиком появилась мама. Отцу выделили жилье. София заботилась о детишках, как о родных. Она знала, что их мать умерла от туберкулеза. И каждый год отвозила сына с дочерью поправлять здоровье в санаторий. Тамара скучала по родным и писала: «Мамочка, забери меня, иначе приду домой по шпалам». И мама немедленно мчалась за капризной дочуркой. А потом хлопотала о новой путевке и умоляла девочку подлечить здоровье.

Тамара окончила школу с золотой медалью и объявила, что желает учиться в Одессе, в университете, на факультете иностранных языков. Поступать в Одессу ее повезла мать. Учительствовать дочь приехала в Черкассы, она свободно владела английским и французским языками. Потом пришла любовь, отыграли свадьбу. Мать нянчила внука дочери, пока молодая семья становилась на ноги. Дочь и сын привыкли, что в тяжелую минуту они могут рассчитывать на мать.

В то время отец работал в КГБ, мать стала завучем школы № 17. В 1978 году умер отец — полковник Евгений Петрович. Его смерть стала большим ударом для родных. Мать переживала ее вместе с детьми.

Страсти вокруг завещания

Дочь и сын с грустью наблюдали, как старилась мать. Они помогали старушке. Школа, в которой преподавала Тамара Евгеньевна, находилась рядом с домом матери. И дочь каждый день проведывала ее.

В последние годы в квартире матери Тамара все чаще начала встречать Марину — дочь родного брата Софии Ивановны. Племянница старалась показать, что искренне любит дорогую тетушку.

Марина проявила инициативу и начала забирать пенсию, утверждала, что тратит деньги на продукты. К тому времени София Ивановна получала 1700 гривен пенсии. Тамара не могла понять, куда деваются деньги. Холодильник у матери стоял пустой. Марина приносила из дому одни блины и кисели.

Коллега старой учительницы Ирина Колоскова рассказывает, что в телефонных разговорах София Ивановна жаловалась, мол, пенсию у нее воруют.

Тамара сказала племяннице, что слух у матери ухудшился, и следует приобрести слуховой аппарат.

— Аппарат тете не нужен, — резко ответила Марина и посмотрела на Тамару так, что та замолчала.

Однажды Марина завела странный разговор со Станиславом. Женщина намекнула, что София Ивановна имеет сбережения, мол, накопила 10 тысяч гривен и отложила на похороны. Сбережения исчезли. А украсть их мог только Станислав. Возмущенный нелепыми подозрениями сын стал реже бывать у матери.

Марина же принялась внушать старушке, что Тамара и Станислав — чужие люди в доме, родная кровь у тети Сони только она — ее племянница. Хотя Марина хорошо знала, что в Семейном кодексе Украины за падчерицей и пасынком закреплены такие же права, как и за родными детьми. Поэтому откровенно выживала их из дома старушки.

Тамара терялась перед наглостью и напором Марины, проведывала мать, убирала в квартире, варила обеды.

Весной 2009 года София Ивановна заболела. Тамара и Станислав переволновались, ухаживали за больной. Они обрадовались, когда старушка поднялась с кровати. А София Ивановна решила составить завещание на дочь. Ей уже шел 91-й год. Тамара великодушно попросила не забыть и Марину. Племянница проведывает тетушку, носит кисели. София Ивановна согласилась. Она завещала квартиру дочери и племяннице. Однако у нотариуса заверила доверенность на ведение ее дел на одну Тамару.

Летом Тамара решила обрадовать Марину и сообщила о завещании. Та рассердилась. Она начала кричать, что Тамаре нечего делать в квартире Софии Ивановны, ведь у нее есть она, племянница.

Сюрпризы с психиатрами

Однажды Тамара давала матери лекарство и обнаружила таблетки, которые выписывают больным на шизофрению. В изумлении она прочла аннотацию к лекарству и взялась расспрашивать старушку. Тогда-то София Ивановна призналась, что Марина возила ее на осмотр к знакомым психиатрам. А побывали они и в областном психоневродиспансере, и в психиатрической больнице в Смеле.

— Может случиться, что в следующий раз ты придешь и меня не увидишь. Марина отправит тетку в «дурку», — промолвила старушка с горечью и заплакала.

Терпение лопнуло, безропотная Тамара проявила решительность. Она попросила Марину объяснить тайные визиты к психиатрам. Женщина все отрицала, уверяла, что возила тетушку развлечься, посмотреть на городскую елку в центре Черкасс. Оказалось, что исчезли документы на квартиру, свидетельства о браке родителей, о смерти отца, фотографии, на которых София Ивановна изображена с маленькими сыном и дочерью. Марина не знала, что такие же фотографии Тамара хранит в своей квартире.

Марина сердилась и намекала, что у тетушки появились галлюцинации, и она нуждается в опеке.

Как-то в полночь спящую Тамару разбудил телефонный звонок. Звонила Марина, уверяла, что матери кажется, будто кто-то ходит по квартире. Перепуганная Тамара выскочила на улицу и в кромешной тьме мчалась три квартала. У подъезда дома матери стояла карета «скорой помощи». Дрожащими руками она открыла двери и увидела, что старушка спокойно спит. Тамара просидела у кровати старушки, пока не пришла в себя. Она вышла на улицу и увидела «скорую», мчащуюся ей навстречу. Женщина перепугалась, решила, что это Марина вызвала к матери врачей. Оказалось, что медиков вызвали к больному в другой квартире.

До утра Тамара так и не уснула. Последним ударом для нее было известие о суде, на который тайно от дочери и сына подала на тетушку племянница, требуя признать Софию Ивановну недееспособной. Она открыто заявила изумленной Тамаре, что квартира тетушки должна принадлежать только ей одной.

Главный специалист управления социальной политики департамента охраны здоровья и социальной политики Черкасского горсовета Виктор Тищенко так прокомментировал эту ситуацию: «Племянница утаила от нас, что София Ивановна имеет дочь и сына. Еще следует выяснить, требуется ли опека престарелой женщине? Если за ней нужен присмотр, то однозначно опекуном признаем не племянницу, а дочь Тамару. Меня удивляет позиция самой Тамары. На ее глазах бесчестная женщина обворовывала мать, отбирала у нее пенсию, а дочь молчала. Марина не имеет права брать пенсию тетки. Это может делать только ее опекун. А вопрос об опекунстве мы еще не решили».

Можно было бы попенять на бесхребетность Тамары Евгеньевны. Однако она, наконец, сделала то, что обязана была сделать, — написала заявление на имя прокурора Приднепровского района Юрия Заплотинского. И тот пообещал проконтролировать проверку заявления. Но прошел месяц. А с Софией Ивановной и с Тамарой Евгеньевной никто из правоохранителей не встретился, не побеседовал, не поинтересовался, жива ли старушка, которую пичкают лекарствами от шизофрении, не умерла ли с голоду, ведь племянница отбирает у нее пенсию. И вообще, на каких правах до решения суда племянница посещает дом Софии Ивановны?

Хочу напомнить прокурору Юрию Заплотинскому 51 статью Конституции Украины, согласно которой дети несут ответственность за стареньких родителей. О племянниках ничего не сказано. А Семейный кодекс Украины предоставляет падчерице права родной дочери.

Судебные процессы вообще превращаются в анекдоты. В суд поступило заявление от Тамары Евгеньевны, что она является дочерью Софии Ивановны, несет полную ответственность за судьбу престарелой матери и не желает, чтобы в жизнь столь почтенного человека вмешивались ни психиатры, ни суды. Судья Приднепровского районного суда 22 декабря 2009 года потребовала, чтобы Тамара Евгеньевна предоставила свидетельство о рождении и ходатайство, в качестве кого она хочет принимать участие в судебном процессе.

На каком основании судья приняла скандальный иск от чужого человека, каковым является племянница несчастной Софии Ивановны? И при чем здесь психиатры с диагнозом для престарелого человека, который благополучно дожил до 91 года в здравом уме? Вместо того, чтобы апеллировать к правоохранителям, судья назначила судебно-психиатрическую экспертизу и поручила ее произвести в том учреждении, врачи которого признали у Софии Ивановны шизофрению. Комментарии здесь излишни.

Скандал превратился в анекдот еще и потому, что как жена, а потом и вдова полковника КГБ, София Ивановна лечилась в спецмедчасти СБУ. Летом 2009 года старушка прошла обследование в медчасти УСБУ в Черкасской области, 30 июля получила на руки справку с круглой печатью и подписями врачей медицинской комиссии о состоянии своего здоровья. Там и слова не сказано о том, что бабушка в 91 год вдруг тронулась умом и заболела шизофренией, каков диагноз поставили психиатры в декабре 2009 года.

Так кто же в Черкассах страдает на сумасшествие, если в судах слушаются анекдотические иски на престарелых людей? В этом году они проходят под шумную подготовку к празднованию юбилея победы в войне. И, по большому счету, власти наплевать, что она безжалостно добивает тех, кто выжил в аду войны 65 лет назад.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 4, 03.02.2010
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 616 хитов: 12894
вчера: 617/18851
время генерации: 0.019288063049316; SQL запросов: 11