Медиагруппа «Антенна»  

Реквием по сыну

Валентина ВАСИЛЬЧЕНКО# 40, 14.10.2009

У него одна дата рождения и смерти — 29 августа 2009 года. Мальчик родился мертвым. Он был первенцем, которого ожидали молодые отец и мать. В агонизирующей украинской медицине детская смертность приобрела невиданные масштабы. Черная статистика о мертворожденных девочках и мальчиках содержится в строжайшем секрете. Если случается, что возбуждают уголовные дела по пресловутой 140-й статье Уголовного кодекса, до суда дело доходит исключительно с помощью Генеральной прокуратуры. Коррупция в медицине схлестнулась с коррупцией в прокуратуре и правоохранительных органах. Как же тебе не повезло, несчастный малютка, родиться в стране, где бандитизм возведен в ранг закона!


Дело было в Чигирине

26 августа Инна поступила в родильное отделение райбольницы в Чигирине. Беременной женщине пришло время рожать. Молодая семья ожидала первенца. Им оказался мальчик. Особых проблем с беременностью не было. Вот только в последние дни перед родами Инна почувствовала, что с ребенком что-то не так — бойкий мальчишка вдруг начал плохо шевелиться.

Мама забила тревогу, пришла к гинекологу. Врач принялась успокаивать беременную, мол, тревоги напрасны, с плодом все нормально, оказалась толстой плацента, поэтому сквозь нее плохо прослушивается детское сердечко. И все же Инна пришла в роддом за несколько дней до положенного срока. Ее положили в предродовую палату.

В помещении было душно, окна не открывались, на них отсутствовали занавески. На полуразрушенных кроватях пружины провисали к самому полу. Никого не интересовало, как на таком инвалидном снаряжении поместится женщина на девятом месяце беременности. Инне стало плохо, она начала задыхаться. Ее просьбы пропускали мимо ушей. Подобное пренебрежение поражает, ведь Инна — единственная в те дни роженица в отделении.

Мать Инны работала медсестрой в больнице. Вечером она добилась, чтобы дочь перевели в другую палату и положили на удобную кровать.

Еще днем роженицу осмотрела врач, дала таблетку для стимуляции родов. Инна умоляла сделать ей кесарево сечение. Врач успокоила, сказала, что та родит сама. Вечером начались боли в животе. Врач дала болеутоляющее и снотворное.

27 августа в 7 часов утра ее прослушала акушерка, сказала, что с ребенком все нормально, она слышит сердцебиение. Врач назначила стимулирование родов с помощью капельницы. В два часа ночи начались схватки.

28 августа в 7 часов утра в палату к роженице вновь пришла врач. Она констатировала слабую родовую деятельность и велела поставить капельницу. Инна умоляла назначить кесарево сечение. К дочери присоединилась мать. Однако врач принялась успокаивать женщин: мол, она контролирует роды, и волноваться нечего.

В 14 часов дня матка раскрылась на два с половиной пальца. Врач пробила околоплодный пузырь. Оттуда побежала зеленая вода. Здесь уже начала волноваться врач. Она сказала, что с такими водами не рожают, и побежала искать заведующего отделением, чтобы тот назначил кесарево сечение.

Пришел заведующий. Роженицу подключили к аппарату, прослушивающему сердце ребенка. Сердце не прослушивалось. Заведующий велел осмотреть на УЗИ. Оказалось, что ребенок мертв, вокруг шеи малютки обвилась пуповина и задушила его. Заведующий сказал, что больше стимулировать роды не следует, ребенок сам выйдет через 5–6 дней. Он ушел. И Инна больше его не видела.

Инна зашла в свою палату и дала волю слезам. Однако через час пришла врач и велела стимулировать роды с помощью капельницы. Роженице вкололи снотворное и обезболивающее.

29 августа ей вновь поставили капельницу с 7 часов утра и до 14 часов дня. Начались схватки. Ребенок не выходил. Плод был крупным, весил 4 кг 300 граммов.

Инна утверждает, что слышала, как спорила врач с заведующим отделением. Врач настаивала на немедленной плодоразрушающей операции. Заведующий утверждал, что роженица родит сама.

Вызвали бригаду с оперблока, ввели роженице наркоз. С трудом вышла крупная головка. А вот плечо с ручкой застряло, их никак не могли вытянуть. Пришлось в срочном порядке вызывать санавиацию из областной больницы.

Сложный случай

Если кто-то насмотрелся голливудских фильмов и при слове «санавиация» представляет себе геликоптер, садящийся в пустыне, должна его разочаровать. Это атавизм, оставшийся со времен совдепии, которую так рьяно ругаем нынче. Тогда в каждом райцентре действовали аэродромы, на которые садились вертолеты санавиации. Летные полосы давно разрушены и заросли бурьянами. А врачи областной санавиации приезжают на срочный вызов к тяжелому больному на «неотложках».

Ровно час добиралась из Черкасс в Чигирин «неотложка» к тяжелой роженице. И этот час 24-летняя женщина находилась на операционном столе под наркозом. В любую минуту она могла умереть: если не от внезапного кровотечения, которое случается при родах, то от остановки сердца. Следует сказать, что Инна имеет врожденную патологию сердца. Когда прибыли врачи санавиации, ей вторично дали наркоз. За час женщина получила два наркоза! Да здесь человеку с сердцем богатыря впору окочуриться!

После операции врач санавиации вышел в коридор мокрый от пота и в сердцах воскликнул: «За 46 лет работы с таким случаем впервые встречаюсь!».

7 дней Инна пролежала в реанимационном отделении. Она вспоминает, что там ее проведал заведующий родильным отделением. Он принялся убеждать мать, потерявшую ребенка, что она могла родить бы сама без помощи врачей санавиации. Иных слов утешения врач не нашел. Больную начало трясти от нервного приступа, и заведующий удалился.

Молодая женщина девять месяцев носила под сердцем ребенка и жила мыслью о его улыбке, о маленьких ручонках, которые обнимут мать. И когда она очнулась в палате от наркоза, почувствовав в животе пустоту, в одночасье опустел для нее весь мир.

Инна все еще плачет и жалуется, что не может привыкнуть к пустоте вокруг себя. Она так жаждала превратить свой дом с огромным орехом во дворе в детскую сказку для сынишки, с качелями на крепких ветках, с песочницей, в которой пестрели бы разноцветные ведерки с совочками и крошечные грузовички.

Инна не может понять, почему ее первенец родился мертвым. Она утверждает, что акушер-гинеколог, которая вела роды, только возвратилась из заграницы. Пять лет она проработала в больнице в Арабских Эмиратах. Еще не успела пройти на Украине стажировку на курсах повышения квалификации и не имела права взять на себя ответственность, чтобы назначить кесарево сечение. А заведующий родильным отделением упорно настаивал, чтобы роженица сама родила.

Увы, этот случай — не исключение. Ее лучшая подруга Снежана 27 августа этого года родила мертвого сынишку в Черкасском роддоме №1. Патологоанатом сделал заключение, что малыш был совершенно здоров, весил 3 кг 300 граммов. Снежана также умоляла врачей сделать ей кесарево сечение.

Киевские судмедэксперты сделали заключение, что если бы врачи Черкасской райбольницы в Красной Слободе вовремя произвели кесарево сечение, осталась бы живой и 22-летняя Наталья Кальницкая вместе с сынишкой.

Что же происходит с нашей медициной, если при родах гибнут молодые женщины с младенцами?

Казнить нельзя помиловать

Итак, в кабинете главврача Чигиринской райбольницы Анатолия Тамко мы пытаемся выяснить, можно ли было спасти первенца Инны? После смерти младенца в Чигиринской райбольнице поменяли главврача. Поэтому Анатолий Тамко на новой должности всего ничего. Однако в Чигирине его считают опытным акушером-гинекологом.

Анатолий Николаевич пригласил в свой кабинет начмеда Валерия Филоненко, акушера-гинеколога Нину Сулименко, которая вела роды Инны, и заведующего родильным отделением больницы Павла Зеленько. Нынче в роддоме работают только эти два врача. Анатолий Тамко жалуется, что в родильном отделении не заняты две вакансии акушеров-гинекологов. Он срочно ищет опытных врачей и готов предоставить их семьям целые дома в качестве служебного жилья.

Одна врач ушла лечиться. А вот другой несколько месяцев назад после очередной гибели ребенка при родах уволился и уехал в Киевскую область. В Чигирине же осталась безутешная мать, ночами оплакивая свои надежды на счастье иметь ребеночка.

Анатолий Николаевич все время уводит разговор на другую тему, когда прошу его назвать статистику смертности младенцев при родах в Чигирине. При этом он издали размахивает толстым журналом, в котором зафиксированы заключения о детских смертях при родах.

— Я делала все, что могла. Роды проводила согласно протоколу, — говорит Нина Сулименко. — Мы не знали, что пуповина ребенка окажется столь короткой. Во время родов пуповина затянулась и задушила младенца.

Выясняем, что роды производятся согласно инструкции минздрава, где четко определены действия врача, применение тех или иных препаратов. Согласно инструкции и составляют протокол родов. Эта инструкция ограничивает показания для кесарева сечения. Существуют абсолютные показания, по которым и производятся операции. У Инны же были четыре относительные показания: первые роды, слабая родовая деятельность, избыток веса матери и крупный плод. Если врач нарушает инструкцию, ему надлежит взыскание.

Павел Зеленько подтверждает, что настаивал на том, чтобы Инна рожала самостоятельно:

— Пациент всегда прав. Ребенок погиб, и нам, врачам, оправданий мало, — вдруг вырвалось из уст Анатолия Тамко.

— Сейчас мы понимаем, что женщину нельзя было пускать в роды, — поддерживает его Нина Сулименко. — Необходимо было кесарево сечение.

Врачи признали, что избрали ошибочную тактику ведения родов, вследствие чего погиб ребенок.

Прошло больше месяца после этих родов. Какие же выводы сделали для себя врачи?

Увы, в Чигиринской райбольнице этот случай не разбирали. Ожидают, что скажут правоохранительные органы, возбудившие уголовное дело по статье 140 УК Украины. А вот какой ответ получила мать Инны из Главного управления охраны здоровья и медицины катастроф нашей области: «Оценить качество предоставления медицинской помощи во время родов вашей дочери Инне невозможно, поскольку вся медицинская документация находится в областном бюро судебно-медицинской экспертизы. После передачи судебно-медицинскими экспертами заключения о смерти вашего внука главным управлением будет произведено комиссионное рассмотрение возбужденных вами вопросов, о чем вас проинформируют дополнительно».

По кусочку от пирога

Чигиринская районная прокуратура возбудила уголовное дело по ч.1, ст. 140 УК Украины по факту ненадлежащего исполнения профессионального долга медработником и передала его расследовать в районную милицию. Одному Богу известно, почему районный прокурор Василий Мироненко вдруг споткнулся о вторую часть этой статьи, которая предполагает наказание за гибель ребенка.

Впрочем, нелегко было Инне зарегистрировать заявление в районной прокуратуре по поводу волокиты с расследованием уголовного дела и неправильной его квалификации. Секретарь отослала женщину из приемной прокурора к помощнику прокурора Оксане Бордунис. Оксана Павловна заявила, что без указания прокурора не станет регистрировать жалобу на сотрудников милиции и велела обращаться непосредственно к прокурору. В приемной прокурора секретарь сказала, чтобы ожидали Василия Мироненко.

Василий Васильевич сообщил, что уголовное дело застопорилось на целый месяц из-за отпуска судмедэксперта, которому поручено производить экспертизу. Мол, после заключения эксперта и статью переквалифицируют, и обвинение предъявят конкретным лицам, и мать, наконец, признают потерпевшей по делу смерти ее ребенка.

Увы, несчастной Инне легче на Луну слетать, нежели довести уголовное дело по врачам до суда. Судите сами: погиб младенец, а всем наплевать. Выводы о смерти так и не сделаны. Хотя факты очевидны — мать во время беременности прошла обследование на УЗИ в областной больнице. УЗИ показывало, что ребенок здоров. Во время родов Инна просила сделать ей кесарево сечение. Однако врачи больше были обеспокоены, чтобы следовать указаниям инструкции Мин-

здрава, нежели о том, чтобы роды прошли благополучно.

Общеизвестна корпоративная солидарность врачей. Можно смело предполагать, что никаких выводов не последует по тому печальному факту, что роженица час пролежала на операционном столе в ожидании бригады врачей санавиации. А это могло стоить жизни и ей.

Никто не замечает иронии в том, что карету «скорой помощи» называют санитарной авиацией. Вся медицина в Украине — это сплошное недоразумение. Особенно, если учесть, что на фоне небывалой роскоши, которую демонстрируют властьимущие нищего государства на центральных телеканалах, показывая роскошные особняки в Монако и на берегу Днепра, гулянки с фейерверками и казино в Карловых Варах, медицине попадают сущие крохи от барского пирога, именуемого громко «бюджетом».

На большом пиру во время чумы украинским малюткам остаются объедки. Богатых мало волнует нищая медицина, они лечатся и рожают за бугром. А молодые мамы Снежана и Инна не спят ночи и плачут над пустыми колыбельками. Растет сиротой пятилетний сынишка Натальи Кальницкой. Опасаться нечего. Народ безмолвствует. Страна застыла во мраке коррупции. А прикормленный взятками прокурор покроет любое злодейство, что уж там печалиться о смерти малютки.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 40, 14.10.2009
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 68 хитов: 882
вчера: 580/19299
время генерации: 0.009087085723877; SQL запросов: 11