Медиагруппа «Антенна»  

От мента до «терпилы»
История из жизни черкасского участкового

Денис КОРАБЛЕВ# 17, 30.04.2003

В 1986 г., после окончания политехнического техникума, Сергея Символокова призвали в Советскую Армию. Сергей вызвался воевать в Афганистане и попросился в разведбатальон. Брали в разведподразделения в основном тех, кто имел спортивный разряд и мог сделать 12 подъемов-переворотов на турнике. Сергей этот экзамен выдержал на «отлично», попал сначала в учебку, ну а потом в Афган. 2 года служил в отдельном разведвзводе, участвовал в нескольких крупномасштабных военных операциях.

Вернувшись из Афганистана, поработал на стройке каменщиком, потом устроился техником-строителем в проектный институт, где через некоторое время стал уже инженером.

В 1993 году Сергею предложили перейти на работу в милицию. К тому времени он уже стал отцом двоих детей, заочно поступил на исторический факультет пединститута. Работал Сергей участковым инспектором. Все, казалось, складывалось нормально.

В конце декабря 1998 года Сергей дежурил в составе передвижной мобильной группы «Ока», в состав которой входят также сотрудники патрульно-постовой службы, «Беркута», ГАИ. Как правило, такая группа выезжает на семейные скандалы, бытовые «мокрухи»...

26 декабря 1998 г. ПМГ Символокова выехала на пьяную драку, которая случилась в одной из многоэтажек в районе «Казбет». По приезду на место происшествия возле дома, откуда поступил звонок на «02», был задержан изрядно подвыпивший гражданин Т., один из участников драки. Он был перепачкан кровью, с разбитой губой, в разорванной кожаной куртке. При выяснении его личности гражданин Т. начал угрожать милиционерам, заявлял, что у него есть знакомые в прокуратуре, которые «разберут ментов на запчасти».

Задержанного Т. ПМГ отвезла в наркодиспансер, где его освидетельствовал врач-нарколог, выявив опьянение средней тяжести. После выяснения обстоятельств и составления всех протоколов задержанного Т. на милицейской машине отвезли домой.

И вдруг через 10 дней после происшествия, 4 января 1999 года, гражданин Т. обратился в прокуратуру с заявлением, в котором обвинил приехавших по вызову милиционеров в его избиении и краже фотоаппарата, покупку которого он «обмывал» с собутыльниками в тот роковой вечер 26 декабря 1998. До этого Сергей нес спокойно милицейскую службу, не замечая, что за ним по пятам идет злой рок.

9 июля 1999 года Символоков снова дежурил в ПМГ, как раз в этот день на «02» позвонила его жена и сообщила, что в их квартире кто-то ломает входную дверь. Разобрались. Как оказалось, между женой Символокова и соседкой с верхнего этажа произошел конфликт. Иными словами, две женщины «поматюкали» друг друга, и соседка отыгралась на двери. Сергей попросил соседку проехать с группой для разбирательств в Сосновский райотдел. Соседка отказалась, сославшись на некомфортабельность милицейской машины, но добровольно приехала в райотдел на машине своего брата и написала объяснение по поводу возникшей ссоры.

Но 13 июля 1999 года соседка Символоковых обращается с заявлением в Черкасское УМВД, указывая, что Символоков превысил свои служебные полномочия и силой доставил ее в райотдел. По этому, далеко не бесспорному факту прокуратура г.Черкассы 25.08.1999 г. возбудила уголовное дело против С.Символокова. А 12 октября 1999 года та же прокуратура возбуждает второе уголовное дело в отношении Символокова по заявлению гражданина Т., которое он подал в прокуратуру 9 месяцев тому назад. На каком основании спустя столь длительный срок было возбуждено это уголовное дело? Ведь в УПК Украины (ст. 97) черным по белому написано: «По заявлению или уведомлению о преступлении прокурор, следователь, орган дознания или судья обязаны не позднее трехдневного срока принять решение об отказе или возбуждении уголовного дела». При необходимости проверки заявления о преступлении на нее отводится не более десяти дней. Чего же ожидали от Символокова в прокуратуре целых 9 месяцев?

Видимо, желая скрыть это нарушение закона, оба уголовных дела объединили в одно под одним номером по ст. 166 ч. 1 и ч. 2. Сергею инкриминировалось превышение служебных полномочий, что влекло за собой 3 года лишения свободы.

Через несколько месяцев под давлением прокуратуры Символокова уволили из милиции и отдали под суд.

Однако Сосновский суд г.Черкассы после проведения судебного следствия пришел к выводу о невиновности Символокова и вынес оправдательный приговор.

Прокуратуру такой исход дела не удовлетворил, и она обжаловала решение Сосновского суда. Дело передали на рассмотрение в Приднепровский суд г.Черкассы. Символоков подал прошение в Приднепровский суд о назначении для него защитника и специалиста-стенографиста. Но судья Б. отказал в удовлетворении прошений, причем без указания какой-либо причины отказа. Судебное заседание переносилось несколько раз. В очередном судебном заседании Символоков устно, а затем письменно заявил прошение использовать во время процесса диктофон, но об этом в протокол судебного заседания ничего не записали. По действующему законодательству, каждый обвиняемый имеет право на защитника в суде, но судья Б. проигнорировал прошение Символоква о назначении ему адвоката. Во время судебных дебатов и последнего слова подсудимого секретарь суда ничего не записывала, Символокову не дали даже возможности выступить с защитной речью. Словом, бывшему участковому Приднепровский суд вынес обвинительный приговор, в чем, учтя совсем не беспристрастный ход судебных заседаний вряд ли можно было усомниться. Подобную «настырность» прокуратуры по отношению к бывшему менту сведущие люди объясняют по-разному.

Один из судей, хорошо осведомленный о деле Символокова, пояснил, что во времена генпрокурора Потебенько за любой оправдательный приговор прокурору области «сносили голову», поэтому и не было случая, чтобы хоть один оправдательный приговор не был обжалован прокуратурой. Ведь в случае оправдания подсудимому надо возместить моральный и материальный ущерб, а денег на это, как известно, у державы нет.

Другие объясняют это меркантильными интересами. Мол, кто мог подумать, что у участкового милиционера, пусть и со 150-тью гривнями зарплаты, не было левого «приработка» на откуп. Зная заведомо результат суда, никто из адвокатов не берется защищать Сергея Символокова. Его апелляция ждет своего рассмотрения в том же Приднепровском суде. А само дело бывшего мента, превратившегося волею Системы в «терпилу», длится уже 4,5 года.









ТОП-СТАТЬИ
Номер # 17, 30.04.2003
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ Замість суду — житловий будинок для еліти? Фронтовий щоденник: Як працюють фронтові шпиталі Фронтовий щоденник: Військовий капелан про свою роботу на війні Олимпиада 2022: новичок в лидерах. Фронтовий щоденник: Як Черкащани живуть на війні Репотажі з фронту Сьогодні в телеефірі Антени-плюс: Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" для мобільних мереж 2G та 3G Інтернет-трансляція телеканалу "Антена" Чому москалі такі?
Дайджест Вартість проїзду у громадському транспорті малє становити не вище 2,7 грн? Спроба переворота в Україні призначена на 22 лютого? Откровения российского окупанта: почему он убивает украинцев? (відео) В Лугандоні вважають наше сало наркотиком! Экономика РФ летит в пропасть Унікальний вітровий генератор зробив винахідник з Черкащини Народний синоптик прогнозує теплу зиму О Золотой Орде и Киевской Руси, или почему Маркса не издавали в СССР?
Главная | Новости | Статьи | О нас | Выпуск новостей (видео) | Он-лайн трансляция «Антенна-плюс»
bigmir)net TOP 100
©«Антенна», 2009
посетителей: 173 хитов: 1498
вчера: 767/27413
время генерации: 0.035218000411987; SQL запросов: 11